Jul. 30th, 2011

natabelush: (Default)
(Пост от 30 июля 2007 года.)
Из записных книжек Достоевского (планы и фантазии по поводу "Идиота" ):


Женится, вечер после брака - застреливается.

Главное: 
- После сцены двух соперниц:
мы признаемся что будемъ описывать странныя приключенiя --
- Так как трудно ихъ объяснить, то ограничимся фактомъ
Мы соглашаемся, что съ Идiотомъ ничего и не могло произойти другого.

Я сделалъ великое преступленiе (в случае женитьбы).

В речи Князя: да здравстуетъ солнце, да здравствуетъ жизнь.

Два вопроса:
? Что делать съ Аглаей?
? Аглая постоянно смеется над князем.

"Князь не женится на Аглае и не женихъ ея. Но видит ея любовъ и пораженъ.

? - Петя Лебедевъ?  ОБДЕЛАТЬ ГРАЦIОЗНЕЕ

Жажда подвига и что-нибудь сделать, чтобъ выдаться и стать выше всехъ: Зажгли домъ и палецъ.
natabelush: (Default)
(Пост от 12 августа 2007 года.)
Старший брат Антона Палыча Чехова, Александр,  жалуется Антону в письме: "Метеоризм до того силен, что я пишу тебе это письмо при свете газового рожка, вставленного в анус".
Он, же, Александр, в другом письме Антону: "Я распорядился, чтобы в сортире только срали, а мочиться рекомендую на свежем воздухе (...) Нанял прислугу, но такую, что ей-же-ей я когда-нибудь ночью ошибусь и вместо Анны залезу на нее. Этим я не хочу сказать пошлости, но выражаю удивление ее формами"
Антон Чехов, письмо редактору Лейкину (по поводу свадьбы в соседской квартире): "Жениху, который собирается тараканить свою невесту, такая музыка должна быть приятна, мне же, немощному, она мешает спать"
Антон Чехов наставляет брата Николая: "Спать с бабой, дышать ей в рот, слышать вечно ее мочеиспускание, выносить ее логику, не отходить от нее ни на шаг - и все из-за чего! Воспитанные же в этом отношении не так кухонны. Им нужны от женщины не постель, не лошадиный пот, не звуки мочеиспускания, не ум, выражающийся в уменье надуть фальшивой беременностью и лгать без устали... Им (...) нужны свежесть, изящество, человечность, способность быть не дыркой, а матерью..."
Антон Чехов - архитектору Шехтелю: "...По-прежнему тараканить некого. Работы много, так что бзднуть некогда".
Александр Чехов - Антону Чехову (о жене): "Наталья Александровна ежедневно объедается, принимает слабительное, страждет животом, клянется быть воздержанной, но не держит слова. Водку пьет, заражена нигилизмом и либерализмом".
Антон Чехов - Александру Чехову: "Ни один порядочный муж или любовник не позволит себе говорить с женщиной о сцанье, грубо, анекдота ради иронизировать постельные отношения, ковырять словесно в ее половых органах..."
Аександр Чехов - Антону Чехову: "Обуреваемый плотскими похотями (от долгого воздержания), купил себе в аптеке гондон (или гондом - черт его знает) за 35 коп. Но только что хотел надеть, как он, вероятно, со страху, при виде моей оглобли лопнул. Так мне и не удалось. Пришлось снова плоть укрощать..."
Вообще, надо сказать, что Чехов и его братья (и их женщины) - это отдельная, долгая, увлекательная история.
natabelush: (Default)
(Пост от 14 августа 2007 года.)
Чехов в письме из Благовещенска Суворину:
"Когда из любопытства употребляешь японку, то начинаешь понимать Скальковского, который, говорят, снялся на одной карточке с какой-то японской блядью. Комната у японки чистенькая, азиатски-сентиментальная, уставленная мелкими вещичками, ни тазов, ни каучуков, ни генеральских портретов. (...) Стыдливость японка понимает по-своему. Огня она не тушит и на вопрос, как по-японски называется то или другое, она отвечает прямо и при этом, плохо понимая русский язык, указывает пальцами и даже берет в руки, а при этом не ломается и не жеманится, как русские. И все это время смеется и сыплет звуком "тц". В деле выказывает мастерство изумительное, так что вам кажется, что вы не употребляете, а участвуете в верховой езде высшей школы. Кончая, японка... " (дальше я, пожалуй, зажеманюсь и не буду продолжать)
Чехов на Цейлоне: "По самое горло насытился пальмовыми лесами и бронзовыми женщинами. Когда у меня будут дети, я им скажу не без гордости: "Вы сукины сыны, в свое время я имел сношение с чергоглазой индуской. Где? В кокосовой плантации в лунную ночь".
Левитан - Чехову: "Крови (т.е. кровохарканья) больше нет? Не совокупляйся часто. Как хорошо приучить себя к остутствию женщин. Только во вне их видеть много питательнее (я не говорю о поллюциях) (...) И если Лика у тебя, то поцелуй ее в сахарные уста, отнюдь не больше"
Александр Чехов - брату Антону: "В супружеском отношении я стал швах и даже у домашнего очага не вырабатываю достаточно материалов не только для онанизма, но и для коитуса".
Впрочем, потом более или менее наладилось, о чем Александр оповестил брата стихотворно:
"Живу не авантажно,
Но не кляня судьбу;
ебу я хоть неважно,
но все-таки ебу"
И, чтобы отвлечься от секса. Будемте думать о боге. Чехов пишет в дневнике: "Между "есть бог" и "нет бога" лежит громандое поле, которое проходит с большим трудом истинный мудрец. Русский человек знает какую-либо одну из этих двух крайностей, середина же между ними не интересует его; и поэтому обыкновенно он не знает ничего или очень мало..."
natabelush: (Default)
(Пост от 31 августа 2007 года.)
Продолжаю насаждать эпистолярность - на последнем дыхании, но с прежним воодушевлением. Ежели какой начинающий казанова пожелает растрогать намеченую им барышню, настоятельно рекомендую ему стиль писем Даниила Хармса.
Итак, цитирую.
"Дорогая Тамара Александровна.
Я люблю Вас. Я вчера, даже, хотел Вам это сказать, но Вы мне сказали, что у меня на лбу всегда какая-то сыпь и мне стало неловко. Но потом, когда Вы ели редьку, я подумал: "Ну хорошо, у меня некрасивый лоб, но ведь и Тамарочка не богиня". Это я только для успокоения подумал. А на самом деле Вы богиня - высокая, стройная, умная, чуть лукавая и совершенно неоцененная!
А ночью я натер лоб политурой и потом думал: "Как хорошо любить богиню, когда сам бог". Так и уснул.
(...) Как увидал Вас, пять лет тому назад в Союзе Поэтов, так с тех пор и люблю.
Сильно сломило это мою натуру. Хожу как дурак. Аппетита лишился. А съем что через силу, так сразу отрыжка кислая. И сна лишился. Как только спать, так левую ноздрю закладывает, прямо не продохнешь!
(...) Милая, дорогая Тамара Александровна! Зачем Шурка мой друг! Какая насмешка судьбы! Ведь, не знай я Шуру, я бы и Вас не знал!
Нет!..
Или, вернее, да! Да, только Вы, Тамара Александровна, способны сделать меня счастливым!
Вы пишете мне: "...Я не Ваш вкус".
Ах! Слова бессильны, а звуки неизобразимы!
Тамарочка, радуга моя!
Твой Даня. 5 декабря 1930 года"

natabelush: (Default)
(Пост от 22 сентября 2007 года.)
Случай случился во время Великой Отечественной войны. Немецкие войска подошли к Москве. Все, понятно, ужасно переживали. Некто NN - дяденька глубокой интеллигентности, профессор, филолог, самопогруженный, но встревоженный общей паникой - влетел в один дом при большом скоплени народа и радостно сообщил:
- Товарищи, все не так уж плохо! Все налаживается! Мне один военный сказал, что армия Гудерьяна уже под Москвой!
У собравшихся вытянулись лица. (Хорошо еще они его не сдали "органам" - "на органы"). 
Дяденька-филолог решил, что Гудериан - это какой-то советский генерал, армянин по национальности.

(Не бейте камнями, но - мало ли кто сюда случайно сунется, поэтому - скажу на всякий случай, что Гудериан - немецкий "полководец"; 
...а то мне подруга рассказывала про одну юную нимфу, которая не знала, что такое Освенцим).
natabelush: (Default)
В романе "Доктор Фаустус" Томас Манн живописал мальчика Непомука, племянника главного героя; мальчик был ангельского вида и сущности, и умер в ужасных мучениях. Манн писал этого мальчика, олицетворявшего "богоявление", со своего любимого внука, который был полнейшим малолетним эльфом. Когда пришла пора мальчика - героя книги - умертвить, Томас Манн написал письмо доктору Фредерику Розенталю, и обратился за мед. консультацией (1946й год):
"...Мне нужны кое-какие характерные подробности насчет (летального)  течения менингита (лучше всего цереброспинального менингита) у мальчика пяти-шести лет. Каковы начальные и позднейшие симптомы? В чем состоит лечение? Какой применяется антитоксин? Можно ли произвести необходимую мозговую пункцию на месте, поскольку ребенок живет в деревне? Желательно также, чтобы транспортировка в город и клинику была невозможна из-за стремительного течения болезни. Какова обычная продолжительность этой болезни? Бываает ли при этом жар? Должен ли ребенок очень страдать? Быстро ли он теряет сознание?" и так далее: Томас Манн был очень дотошен. Затем он очень подробно и тщательно применил в книге полученные медицинские знания по отношению к этому мальчику, отчасти, то есть - к собственному внуку, т.к. тот был прямым прообразом. Болезнь, между прочим, и правда мучительная (если кто не читал, как у Манна от нее "умирают дети", то столь же трагично от менингита погиб ребенок в "Контрапункте" Хаксли).
Я думала - вот суровый немецкий ум, искусства ради не боится сглазить живое существо, притом любимое существо - вот это выдержка, прямо-таки пугающая! Однако Манн все-таки тревожился, как я с некоторым облегчением узнала из другого его письма - уже 1955го года. Он писал в т.ч. о своем внуке (уже выросшем и переставшим был ангелочком):
"Ему уже скоро пятнадцать, и на мой день рождения он приедет из Флоренции, где он учится в швейцарской школе (...). Он понятия не имеет, что его однажды унес дьвол, но я всегда чувствую себя немного перед ним виноватым и радуюсь каждому году, на который он становится старше. Впрочем, ничего наводящего на мысль о богоявлении в нем уже нет".
Все-таки страшненько немножко...

ЧЕРТИ

Jul. 30th, 2011 02:52 pm
natabelush: (Default)
(Пост от 12 ноября 2007.)
"...Есть, например, черти лиловые; они бесформенны, подобны слизнякам, двигаются медленно, как улитки, и полупрозрачны. Когда их много, их студенистая масса похожа на облако. Их страшно много. Они занимаются распространением скуки. От них исходит кислый запах и на душе делается сумрачно, лениво. Все желания человека враждебны им, все...
Черти голландские - маленькие существа цвета охры, круглые, как мячи, и лоснятся. Головки у них сморщены, как зерно перца, лапки длинные, тонкие, точно нитки, пальцы соединены перепонкой и на конце каждого красный крючок. Они подсказывают странное: благодаря им человека может сказать губернатору - "дурак!", изнасиловать свою дочь, закурить папиросу в церкви, да-да! Это - черти неосмысленного буйства...
Черти клетчатые - хаос разнообразно кривых линий; они судорожно и непрерывно двигаются в воздухе, образуя странные, ими тотчас же разрушаемые узоры, отношения, связи. Они страшно утомляют зрение. Это похоже на зарево. Их назначение - пресекать пути человека, куда бы он ни шел... куда бы ни шел...
Драповые черти напоминают формой своей гвозди с раздвоенным острием. Они в черных шляпах, лица у них зеленоватые и распространяют дымный фосфорический свет. Они двигаются прыжками, напоминая ход шахматного коня. В мозгу человека они зажигают синие огни безумства. Это - друзья пьяниц.
Страшны черти колокольного звона. Они - крылаты, это единственно крылатые среди легионов чертей. Они влекут к распутству и даже внешне напоминают женский орган. Они мелькают, как ласточки, и, пронизывая человека, обжигают его любострастием. Живут они, должно быть, на колокольнях, потому что особенно яростно преследуют человека под звон колоколов.
Но еще страшнее черти лунных ночей. Это - пузыри. В каждой точке окружности каждого их них непрерывно возникает, исчезает одно и то же лицо, прозрачно-голубоватое, очень печальное, с вопросительными знаками на месте бровей и круглыми глазами без зрачков. Они двигаются только по вертикали, вверх и вниз, вверх и вниз, и внушают человеку неотвязную мысль о его вечном одиночестве..." (и так далее)
М. Горький
natabelush: (Default)
(Пост от 17 ноября 2007 года.)

Знакомая процитировала мне две удивительные по глубине фразы из детских сочинений.
1. Ключевым эпизодом жизни Базарова была его смерть.
2. Мир предстает перед Евгением Онегиным во всем своем удручающем многообразии.

По-моему, лучше не скажешь (причем не только про Онегина и Базарова)...

natabelush: (Default)
(Пост от 2 декабря 2007 года.)
Когда был Моцарт маленький - то есть, когда он был относительно маленький, лет двенадцати, - написал письмо некой девочке (история ее имя не сохранила).
"Подруга!
Я прошу прощения, что позволяю себе вольность докучать Вам несколькими строками; но поскольку Вы вчера сказали, что Вы все понимаете и что я могу писать Вам по-латыни все что только захочу, то меня пересилило любопытство написать Вам разные латинские слова и строчки. Но Вы должны ответить мне тоже письмом.
(далее по-латыни) 
Хотелось бы знать, почему подавляющее число молодых людей так дорожат бездельем, что не помогают ни уговоры, ни побои.
шутник Вольфганг Амадей".
Ответ девочки, если он был, не сохранился. Очень жаль. Может, она сообщила ему, почему "подавляющее большинство молодых людей так дорожат бездельем"!
natabelush: (Default)
(Пост от 29 декабря 2007 года.)
Ирландский писатель Флэнн О Брайен придумал отличную услугу для состоятельных, но ленивых людей, приобретших прекрасные библиотеки, однако не собирающихся прикасаться к книгам (во всяком случае, с целью прочтения). Он предлагает услуги "книжных мастеров", которые за небольшие деньги истрепят книги до состояния видимой прочитанности. В обработку входят - загнутые там и сям уголки, сунутые между страниц квитанции и сухие листья; для более придирчивых красным карандашом подчеркиваются абзацы "неслучайного содержания", в каждый том вкладывается брошюрка на французском (например) языке, посвященная творчеству Виктора Гюго (опять же, например). Люкс-обработка включает в себя жестокую трепку каждого тома, корешки надламываются, на полях текста ставятся концептуальные восклицательные и вопросительные знаки, в книги вкладываются театральные программки и концертные билеты, также книги заливаются кофе, чаем, виски, вином и так далее. Самый дорогой вид обработки библиотеки - "энциклопедический". Цитаты неслучайного содержания подчеркиваются чернилами самого высокого качества, напротив подчеркнутых мест (в соответствии с характером отрывка) пишется "Бред!", "Как это верно!", "Не согласен!", "Ну, не знаю, не знаю...", "Да, но см. Гомер, III, 110", "Неглупо!", "Как же так?", "Полная чушь!" и так далее. За отдельную плату делаются дарственные надписи владельцу библиотеки, поддельные автографы, а также между страниц вкладываются (как бы случайно забытые) рисунки и письма знаменитых интеллектуалов с выражениями признательности хозяину дома за его верную дружбу, ангельское терпение и бесценные советы.

По-моему, это просто охренительно и страшно актуально (хотя автор помер в 1966м году).
natabelush: (Default)
(Пост от 6 февраля 2008 года.)
- Была не была. Куда ни шло... Будь что будет! Пропадай, моя телега, все четыре колеса! Помирать, так с музыкой!
- Мелко плаваешь. Не по носу табак. Слаб в коленках, кишка тонка. Мало каши ел! И нос не дорос. Широко шагаешь - штаны порвешь!
- А ты откуда такой красивый? Что за шишка на ровном месте? Помаши тете ручкой! Будь здоров, не кашляй!
- Спешу и падаю! Жирно будет! Узнаешь сейчас, почем фунт изюма и где раки зимуют! Я из тебя дурь выбью! Получишь на калачи! Семь потов с тебя сгоню!  Попарю сухим веничком! Березовой кашей накормлю! Буду бить и плакать не велю. Чертям тошно станет! Ты у меня не так запоешь! Ума в тебя вложу, блох выбью! Сворочу рыло, а скажу - так и было! Увидишь небо в алмазах! Разделаю под орех! 
- Да я тебе бока обломаю! Небо с овчинку покажется! Леща влеплю! Ребра пересчитаю! Салазки в сторону сворочу! Шкуру спущу, кишки выпущу, стружку сниму! Угощу, чем ворота запирают!
- Накося, выкуси! Отвечу с подходом! В гробу я тебя видел в белых тапочках! Наткнешься рылом на кулак! Не возникай! На кого хвост поднимаешь?
- Осторожней на поворотах! Я сам из того колхоза, откуда председатель сбежал! Бока чешутся? Моча в голову ударила? Спусти на полтона ниже!
- Пришел теленок медведя пугать! Пристал, как банный лист! Глаза б мои на тебя не глядели! В печенках ты у меня уже! Надоел, хуже горькой редьки! Не доводи до греха!
- Гром не из тучи, а из навозной кучи! На щелчок не набивайся! Не лезь в бутылку! Чтоб тебя паралич разбил! Уйди и не отсвечивай!
- И как тебя мать-земля носит, пеньковый галстук тебе на шею! Ни дна тебе, ни покрышки! По гроб жизни помнить буду, под землей найду - у меня не заржавеет!
- А забудешь - напомню! С красными соплями домой пойдешь!
- Лапшой не брызгай, я сам с макаронной фабрики! Знаю тебя, как облупленного! Речист, да на руку не чист! Рыльце-то в пушку! Молодой да ранний! С такой-то рожей сидел бы под рогожей! Чтоб тебе мозги прострелило!
- Все! Уела попа грамота! Замнем для ясности!
- Ни убавить, ни прибавить, забодай тебя комар! Разойдемся, как в море корабли!
- Чтоб тебя сибирская язва взяла! Умереть тебя без покаяния!
- Осиновый кол тебе в могилу!
- Типун тебе на язык!
- А тебе чирей в глотку!
- Попутного ветра!
- Счастливо оставаться!
natabelush: (Default)
(Пост от 9 февраля 2008 года.)
В конце ноября 1881 года Фридрих Ницше пишет своему другу Кезелицу:
"Вновь довелось встретить, а именно - услышать нечто замечательное, оперу Франсуа Бизе (кто это?) "Кармен". Впечатление, как от какой-нибудь новеллы Мериме - остроумно, сильно, местами потрясающе. Подлинно французский дар комической оперы, совершенно не дезориентированный Вагнером... Не думал, что нечто подобное возможно! Похоже, французская драматическая музыка находится на более верном пути. И у них большое преимущество перед немцами в главном: страсть у них не надуманная, не высосанная из пальца (как, например, у Вагнера)..." и т.д.
Где-то через неделю Ницше пишет тому же адресату:
"...То, что Бизе, оказывается, умер, меня поразило. Я слушал оперу во второй раз, и снова у меня сложилось впечатление, как от первоклассной новеллы, к примеру, Мериме. Какая страстная и чудесная душа у этой музыки!..." и т.д.
Через три дня в голове у Ницше все упорядочивается, и он пишет Кезелицу:
"С большим опозданием я припоминаю, что у Мериме в самом деле есть новелла "Кармен", и что схема, идея и даже трагический вывод, сделанный этим писателем, сохранены и в опере (вообще либретто удивительно хорошо). Я бы решился даже сказать, что "Кармен" - лучшая из всех существующих опер, и покуда мы живы, она будет во всех репертуарах Европы".
Не правда ли, забавно? Говоря сей подборкой, что Ницше определенно тормозит, я, однако, вовсе не хочу этим записать его в полудурки; напротив, здесь обнаруживается удивительная смесь рассеянности и прозорливости: забыть, что у Мериме есть новелла "Кармен", но сообразить, что это похоже на Мериме - это отнюдь не показатель глупости. И, кстати, век "Кармен" оказался даже длиннее, чем Ницше щедро предрекал. Наезды на Вагнера - рассерженность Ницше на того, кто оказывал на него слишком сильное влияние - но все-таки они небезосновательны....
P.S. Не могу удержаться: каждый раз, как я натыкаюсь в письмах Ницше на это: "Франсуа Бизе (кто это?)", у меня начинаются нервные колики. Таинственный, однажды мелькнувший в тумане Франсуа Бизе - кто это? Кто Вы, Франсуа Бизе?!.
natabelush: (Default)
(Пост от 11 февраля 2008 года.)
Одно время мое воображение было захвачено волшебными существами из каких-то средневековых легенд, британских, шотландских, ирландских и еще бог знает каких сказок. Количество существ было огромно, в мой голове они все не помещались. Поэтому некоторые из них вылезали из моей головы через глаза и уши, и я совершенно уверилась в их реальном существовании; многие мерещились по ночам, а некоторые показывались и среди дня. Существа были самые разнообразные,  назывались они удивительно: кроме всяческих портунов, пиктов, лепреконов, крохотулек, буг-нянек, ловчил и гругашей наличествовали зеленушки, крылатые змейки, люди холмов и дубовый народ. Были конкретные деятели: Ласковая Анни, Робин Круглая Шапка; существовал Монастырский Увалень; имели место Разбитая-голова-и-кровавые-кости, Грязное Поветрие, Матушкино Благословение, Ужасный Кот, Грязнуля Брауни, Коричневый-человек-с-пустошей, Зеленые Плащики, Жуть-с-церковного-двора, Синезадый, Яблоневый Человек, Угрюмая Старуха, Шляпа-из-обрезков, Четырехглазая Кошка; также невозможно забыть о существах, которых именовали просто и выразительно  - "они самые". 
Одно имя как-то особенно запало мне в душу. Существо называлось - Худое Пальтишко. Просто обрыдаться можно: Худое Пальтишко... Что-то из серии "подайте ж милостыню ей". Оказалось, сущий засранец. Кстати, тоже хорошее имя - для какого-нибудь подлого эльфа: Сущий Засранец (возможно, люди, склонные к грубости, предложат вариант - Ссущий Засранец; так вот, я заранее его отвергаю). 
Однако вернемся к Худому Пальтишку. Худое Пальтишко обитает в Шотландии, живет у речек, бегает по берегам, увешанный ракушками, гремит ими и мается дурью. Он балуется, например, тем, что жалобно зовет на помощь; люди бегут на голос, а Худое Пальтишко выскакивает из кустов и хохочет, надрывая пузо и гремя ракушками, после чего дает стрекача. От восторга перед собственным чувством юмора он может впасть в кратковременный эпилептический припадок. Однако Худое Пальтишко вполне безобиден, просто он дурачок. Я люблю Худое Пальтишко. Всякий раз, как я вспоминаю засранца, слабосолёная слеза невольного умиления накрывает мой левый глаз. Если вам понравился Худое Пальтишко, как-нибудь при случае я могу рассказать, например, про Туловище-без-головы, хотя это будет уже совсем другая история.
ГОЛОСУЙТЕ ЗА ХУДОЕ ПАЛЬТИШКО!!! (это у меня так, вырвалось...)
natabelush: (Default)
(Пост от 4 апреля 2008 года.)
Томас Манн, как известно, знал и любил русскую литературу. Он говорил буквально - "святая русская литература". 
А еще вот какую прелесть я вычитала у Манна:
"...ко мне на дачу приехал один господин из Петербурга, русский немец, договариваться со мной о моих выступлениях в России (...) Это было сказочно. Я думал о том, что навещу потомков Гоголя - Андреева, Сологуба и Кузмина. Как буду есть с ними пироги и пить чай, как меня, вероятно, будут угощать солеными грибами, водкой и папиросами и как они, может быть, скажут мне в разговоре: "Помилуйте, батюшка!" или: "Посудите же сами, Фома Генрихович!" Но потом началась мировая война, и поездка в страну Гоголя пошла прахом"
Вот такой облом.

РОДНЯ

Jul. 30th, 2011 03:23 pm
natabelush: (Default)
(Пост от 19 апреля 2008 года.)
Посмотрите это! Посильнее "Фауста" Гете, как мне самонадеянно кажется.
Я соорудила это произведение, дабы увековечить своих предков и многочисленных родственников; мое изображение, и не одно, там также имеет место быть. Некоторые почему-то усиленно интересовались моим интерфейсом - вероятно чтобы поизмываться над моим неумением что-либо выложить. Ну вот, смотрите, френды, ЧТО я смогла! Эгегей! Обидно будет, если ни черта видно не будет...
Однако понадеюсь. Чувствительным натурам советую заготовить носовые платочки и начать сморкаться при первом же кадре.
natabelush: (Default)
(Пост от 16 мая 2008 года.)
Вот что мне вспомнилось (это надо записать, чтоб не кануло обратно в Лету).
Когда я была бессмысленное дитя, откуда-то в голову пришла мысль о театре. Театра-то у нас никакого не было - деревня же! - так что образца не имелось. Но мысль пришла. Причем что характерно: мысль была сосредоточена на том, с чего театр начинается, то бишь на той самой пресловутой "вешалке". Воображение волновали зрители, заполняющие театр перед началом спектакля. То, как они входят, все в предчувствиях, с билетами в руках, оглядываются, ища чего-то, садятся, привстают, снова оглядываются, снова садятся - поудобнее, смотрят в сторону сцены - а там пока молчание, загадка... И вот - открывается, значит, занавес... И что? Я понятия не имела, что там дальше: я не была в театре! Сведения об "атмосфере" были, видимо, порождением детской фантазии и сплавом каких-то обрывочных сведений, случайно полученных из телеящика.
Потом, однако, мне попалась на глаза детская книжка, которая продолжила тему. Книжка была, как я теперь понимаю, про каких-то глубоко интеллигентных, сугубо городских мальчиков и девочек. Эти ботаники, в частности, показывали своим родителям (и всем желающим) домашние спектакли (и билетики раздавали!). Эге, сказала я себе, так мы ж ничем не хуже!
Подружки и сестры были срочно завербованы. Репетиции проходили в веселой, радостной обстановке, билетики рисовались, потом - раздавались: родителям, соседям, бабушкам, дедушкам; с кем-то мы договаривались, что они придут со своими стульями-табуретками (т.к. на всех не напасешься!).
Поскольку было лето, спектакль решено было показывать прямо на улице, рядом с домом бабушки моей подружки, вблизи от дерева черемухи и розовых кустов. Ах, сколько запахов было в детстве!..
В общем, однажды день премьеры настал. В час назначенный зрители, некоторые - волоча за собой стулья и табуретки, стали как бы нехотя подтягиваться. Билета на спектакль никто с собой не принес, что было, конечно, огорчительно, потому что хотелось именно проверять билетики.
Недоумение на лицах пришедших сменялось невольной радостью (они тоже прежде никогда не были в театре!). Рассевшись же, деревенские жители забыли о театре, почувствовали себя, как на завалинке, стали грызть семечки и громко переговариваться на вполне понятные темы: огород, коровы, свиньи. Мы призвали их к порядку и объявили о начале представления. Публика недовольно затихла. И вынуждена была уставиться в том направлении, где будто бы находилась сцена.
Мы с Янкой выступили вперед, хихикая и толкая друг друга локтями. Но, тем не менее, начали, преодолев зажим.
Я: На кладбИще ветер свищет!
Янка: У кладбИща нищий дрищет!..
Помню, ни один мускул не дрогнул на лице моей матери, сидевшей среди публики, но тень пробежала. Я поняла: закончится спектакль - и мне пипец! Но я мужественно продолжала. И теперь могу с полным правом вопрошать - "Любите ли вы театр так, как люблю его я?!"
В общем, что касается дрищущего нищего: мы были совсем маленькие и решили исполнить популярное среди нас произведение в стихах, поскольку, повторюсь, драматургии мы не только не читали, но и не догадывались о ее существовании. К моему большому сожалению, я напрочь не помню, что там было с нищим на кладбИще дальше - но стих был длинный, с диалогами и неожиданными поворотами, и публика, в принципе, осталась довольна. Если не считать моей матери, конечно.
natabelush: (Default)
(Пост от 10 июня 2008 года.)
Вернулась я из города Плеса. Было там тихо-тихо. Так тихо, что было слышно, о чем караси в Волге разговаривают с линями. Вобла все больше молчала, как рыба, предчувствуя свой печальный конец под пивко.
У меня образовались два поклонника. (Как говорили в одном произведении - "я же не виновата, что внушаю мужчинам любовь!") Первый поклонник был грустный человек в летах; мы жили с ним в одном отеле. "Вы давно тут, Наташа?" - "Давно-о-о-о, - говорю, - третий день!" - "А я, - говорит, - с февраля!". И сделался он еще грустнее. Господин оказался переводчиком с немецкого и служил, соответственно, при немцах, устанавливающих какое-то оборудование в Ивановской области; немцы сменяли друг друга на разных этапах работы, приезжали и уезжали, а он оставался там безвылазно, с зимы. Мы с ним пили чай с сушками каждый вечер, говорили о Томасе Манне, Гете, немецкой культуре; он читал Рильке в подлиннике, - в общем, ах.
Второй поклонник был из местных - и еще более в летах. Он служил на спасательной станции, на которую я вперлась, влекомая надписью "МЧС. Постороним вход воспрещен"; вперлась и потребовала, чтоб меня покатали на моторке и если что - незамедлительно спасли. Василий Иваныч меня и покатал за сто пятьдесят рублей. И то ли в момент катания, то ли в момент получения ста пятидесяти рублей он проникся чувством, которое затаил в своем суровом сердце. Когда через пару дней я попала под сильнейший ливень и бежала к гостинице сама не своя, Василий Иваныч остановился на своей машине - я в нее запрыгнула с криком "Ах, ради бога, скорее, скорее в гостиницу, я вся насквозь!.." - а Василий Иваныч с ответным криком "Увезу тебя я в тундру!" стал неожиданно разворачиваться. Передом мы с треском врезались в железный шлагбаум санатория СТД, затем задом - в ограду, отделяющую Волгу от сухопутного мира; в момент катастрофы Василий Иваныч объяснился мне в любви; а в момент объяснения Василия Иваныча до меня дошло, что он в дупелину пьян! Я заверещала чайкой, которой защемили крыло, выскочила из машины и понеслась между струй в направлении спасительного отеля, светоча цивилизации. Товарищи из МЧС бежали навстречу, спасать Василия Иваныча, который продолжал объясняться в любви; они неслись, по пути вопрошая со свойственной им прямотой, что я с ним, Василием то есть Иванычем, сделала, отчего он вдруг повредился в рассудке? Я что-то каркнула и убежала. Да, надо еще заметить, что Василий этот Иваныч был майор милиции на пенсии, что, конечно, добавляет мне некой гордости.
Но мое сердце - несмотря на Рильке, МЧС и т.д. - на берегах Волги было отдано другому мужчине. Он был дивно молод, его звали Вадик Виноградов. Вадик - замечательный рыбак, отдающий весь улов кошке Мурке и коту Кешке. "Вадик, - спрашиваю, - так ты первый класс закончил?" - "Давно" - говорит. "Как давно?" - "Да уж неделю назад! На одни пятерки". И в слове "пятерки" буква "Я" забавно по-волжски выпячена. Как и в слове "червЯк" - каковых червяков у Вадика было много-много в железной банке. Один червяк был особенно длинный и жирный; Вадик высказался о нем с большим уважением: "Я вообще его хотел на мясокомбинат отдать!" - и насадил на крючок.

natabelush: (Default)
(Пост от 12 июля 2008 года.)
Сегодня мы с подругой пошли в "Сад Эрмитаж", смотреть как старенькие люди (молодые, тем не менее, душою) танцуют под оркестр Министерства обороны кадриль, пасадобль, вальс, танго, пр, др ("пр" и "др" мне особенно понравились).
Много ли надо раненому сердцу! Посмотрела вот на танцующих стариков, и снова содрогнулась от общей грусти жизни. Интересные там персонажи; один старичок умудрился построить на голове шикарный кок из совершенно седых и к тому же практически отсутствующих волос... Одна старушка не имела партнера и кружилась одна в полнейшем упоении, отдающем шизофренией. Обрыдаться можно (было бы желание).
Иные, конечно, усмотрят жажду бури и т.д. в этом танце... Но не я и не сейчас. Старички танцуют, как я пою песни Шуберта, то есть местами не без наивного вдохновения - однако это не танец, а непрерывная работа над собой и борьба с организмом. Проще говоря, танец через жопу.
Подруга взяла таксомотор и умотала, а я элегантно доковыляла до Пушкинской площади с целью внеплановой проверки - всё так же сосутся сосунки возле фонтана или же сосутся уже не так?.. Впечатления мутные. Поскольку живу я, как рыба в стеклянном шаре, действительность, стало быть, я вижу искаженной - потому и видятся мне свиные рыла вместо лиц. Когда кинотеатр "Пушкинский" исторг из себя толпу, посмотревшую какую-то очередную киношнягу, меня и вовсе расплющило. Кто, думаю, это люди, отчего они так страшны? Зачем живут они?.. Банальные, конечно, мысли, и, как бы сказать, неправомерные (думала я), однако не есть ли взгляд человека, совершенно отрешенного от действительности (мой то есть), как раз самый что ни на есть объективный взгляд? Не видишь ли ты социум лучше, не оцениваешь ли его вернее, будучи из него выключен?..
Логично было бы спросить себя самое: "а ты-то кто?" - я и спросила. Посмотрела, как я отражаюсь в витринах. Сложилось впечатление, что ничего прекраснее мне видеть еще не доводилось. Шутка.
natabelush: (Default)
(Пост от 24 июля 2008 года.)
Господа, цитируйте друг друга. Потому что практически единственный более-менее верный способ графоману увековечиться - это возмутить (или обрадовать) какой-нибудь большой талант настолько, что этот большой талант возьмет да и процитирует вдохновенного графомана.
Вот, например, Владислав Ходасевич однажды впал в ступор от некоторых сочинений некоторых господ. Фрагменты этих сочинений до сих пор свежи в моей памяти. Странные люди писали почему-то все больше про божественное. Порадуйтесь и вы:
"И вот свершилось торжество:
арестовали божество".
"Повис Иуда на осине.
Сперва весь красный, после синий".
"Ты грех, Иуда, совершил,
Потом поступок некрасивый
своею смертью искупил".
К сожалению, на имя автора этих виршей объема моей памяти уже не хватило.
Но другое имя я помню: существовал некто В. Колосовский, убежденный, что в него вселился дух Александра Сергеевича Пушкина. Некто В. Колосовский навалял "Историю мира в стихах", из которой я на вечные веки запомнила две первые строки, настолько они меня сразили.
"Я долго думать-то не стану,
исторью мира напишу!"
Жаждущих продолжения и подробностей отсылаю к Владиславу Ходасевичу ("Колеблемый треножник"; где я схоронила эту книжку, или стащил кто - бог знает, потому цитировала все по памяти, и если что, я не виновата!)
P.S. Не правда ли, есть что-то обнадеживающее в том, что графоманы были ВСЕГДА?

natabelush: (Default)
(Пост от 31 июля 2008 года.)
Предлагаю вашему придирчивому вниманию еще одну мою поделочку, которой я, честно признаюсь, горжусь до неприличия. Делаючи её, я расстаралась не на шутку: я трудилась над ней долго, тщательно, можно даже сказать, с любовью, мысленно возглавив движение (среди себя самой) под девизом "за истинную красоту!" (даже, пожалуй - "за истинные шик, блеск, красоту!") 
Также прошу предлагаемую поделку расценивать не как как пропаганду нехороших привычек, а исключительно как эстетический феномен. Настаиваю.
natabelush: (Default)
(Пост от 17 сентября 2008 года.)
Волею судеб, точнее волею одолевшей меня простуды, я не могу выходить из квартиры. Одна мысль неотступно преследовала меня в последние дни: стремительно заканчивался запас наполнителя для кошачьего тубзика. Я решила, как современный человек, воспользоваться возможностями всемирной сети интернет - и заказала аж пять упаковок, чтоб хватило надолго, приплюсовав к сортирному заказу баночку консервов для котят - пусть, думаю, попробуют. В урочный день, в урочный час явился курьер, нагруженный наполнителем - он нес упаковки на вытянутых руках, и композицию венчала означенная одинокая баночка. Получив денежные средства, курьер посмотрел на упаковки, на баночку, на провожающих его котов и произнес с уважением: "Это они у вас, значит, так мало едят - и так много срут!" Боль в горле не позволила мне объясниться, и я сказала только прощальное "ага".
Поскольку котам разрешено делать всё что угодно (пресекаются только попытки отгрызть мне нос), коту Дитриху давеча это вышло боком. Развлекая себя прыганием по столу, Дитрих умудрился опрокинуть на себя кружку с горячим кофе. Дитрих разрыдался от ужаса. Душа его возопила от горя. Он воззвал к небесам. Вся его жизнь промелькнула в его голове как один миг. И у меня сердце упало: горячий кофе попал даже на его нежные прозрачные ушки, запачкал и хвост, и мордашку, и то что между ними. Нежная белая шерстка была поругана. Первой мыслью было тащить его в ванную и там драить изо всех сил. Но я подумала, что это будет для Дитриха дополнительным и ужасным стрессом. К тому же ведь он обжегся, и драить его было бы жестоко.
Тогда мой аналитический ум нашел гениальное решение: я быстро вымочила несчастного котенка в молоке и сказала его брату Муру - "Приступай!" Мур козырнул и приступил: он вылизал Дитриха с ног до головы, мурча и приговаривая: "Мммм, кофе с молоком! Только сахару маловато!" Не прошло и пяти минут, как Дитрих снова был девственно бел: не было ни одного кофейного пятнышка. Остался только легкий запах кофе - будто он только что из парижской кофейни. Придирчивый осмотр Дитриха показал, что ожогов нет.
Вот как интересно мы живём.
natabelush: (Default)
(Пост от 6 ноября 2008 года.)
НЕПРЕМЕННО, НЕПРЕМЕННО ВСЕМ СМОТРЕТЬ!!!
ПРЕМЬЕРА!!! ВПЕРВЫЕ НА ЭКРАНЕ!!!
ФИЛЬМ "МУР, ДИТРИХ И ШОПЕН"!!!
ВЫ ДОЛЖНЫ ВИДЕТЬ ЭТО ПЕРВЫМИ!!!
(Снимал Стасик-молодец))
natabelush: (Default)
(Пост от 14 ноября 2008 года.)
Я недавно обещала историю про дерьмо, дабы перебить распространившееся благоухание и обеспечить долженствующую контрастность.
Итак - вперёд, моя исторья! Вперёд, дерьмо!
Незадолго до того, как я покинула малую родину, мать моя, разведенная с моим отцом, вышла замуж. Решив возрождаться к новой жизни, мать сочла необходимым продать наш старый деревенский дом (вместе с огородом, гаражом, баней, верандой, палисадником, колодцем, черёмуховым деревом, ландышами, колокольчиками, вишнями, сливами, "белым наливом", сараем и "дровеником"). Взамен всего этого была куплена квартира. С позволения сказать. Я тогда где-то, помнится, болталась, и в семейные дела не слишком вникала; родственники меня подловили и дали адрес: теперь, мол, мы живем там. Насилу нашла я наше новое обиталище и была им просто убита. Достаточно сказать, что моей комнатой оказалась кладовка, где помещалась только кровать и не было окон.
Квартира, как и дом в целом, к достижениям цивилизации относились только номинально. Приплюснутое двухэтажное строение. Отсутствие горячей воды. Но главное - канализация, чудо инженерной мысли. Продукты жизнедеятельности (т.е. дерьмо) концентрировались в поганой яме, откуда их, продукты (т.е. опять же - дерьмо), увозили куда-то специальные люди с неудавшейся биографией. Надо сказать, люди эти не слишком стремились к нашей энергично заполняющейся яме, и переполненность её обостряла наше повседневное существование, ибо система вела себя нервно; жители дома садились на унитазы с опаской, как боящиеся ошибиться сапёры, а то и вовсе ходили справлять нужду к родным и знакомым. Мысль бросить в унитаз "посторонний предмет", даже в виде туалетной бумаги, была крамольной: система принимала только дерьмо; всё что не было дерьмом вызывало коллапс...
Однажды мать с отчимом почему-то не ночевали дома; у нас с сестрой допоздна были какие-то гости. Гости ушли, бросив, видать, на прощанье посторонний предмет в унитаз. И канализация сказала: "солнечному миру - нет, нет, нет! ядерному взрыву - да, да, да!" Часа в три ночи дерьмо ожило, всколыхнулось и полезло через наш унитаз на свет божий. Мы с сестрой рыдали, плакали, хохотали и едва не сошли с ума, сменяя друг друга у кратера этого проснувшегося вулкана. Вооружившись ковшиком, мы с нечеловеческой быстротой перехватывали стремительно несущееся нам навстречу дерьмо и складывали его в тазы и вёдра. Мысль о том, что однажды мы заполним дерьмом все ёмкости в доме, включая чайные чашки и вазочки, была так страшна и смешна, что мы боялись её озвучить; но она прожгла наше с сестрой общее на тот момент сознание. Животы были надорваны от смеха, глаза выпучены с недосыпа, и всюду было дерьмо. Оно не заканчивалось.
Когда рассвело и уже стало возможно обратиться к соседке Анне Ивановне, владелице телефонного аппарата, я отправила сестру звонить матери на работу (сама я к Анне Ивановне не пошла, ибо Анна Ивановна меня очень не любила). Мы крайне редко обращались к Анне Ивановне с просьбой "позвонить" - из-за её привычки стоять рядом, внимательно слушать и откровенно мотать на ус. В тот раз она тоже встала рядом с Лёлей и растопырила уши. А Лёля, моя сестра, человек, надо сказать, крайне приличный, корректный, держащий себя в рамках - то есть совсем не то, что я. "Мама, - сказала Лёля в трубку, - у нас тут такое..." - тут Лёля покосилась на Анну Ивановну, а Анна Ивановна на Лёлю. Мать допытывалась - какое, мол, "такое", какое еще "такое"?.. Лёля отвечала в том духе, что у нас случилось "самое страшное, что только можно себе представить". Слово "дерьмо", а тем более "говно", её язык отказывался произносить, хотя разум кричал: "дерьмо лезет! дерьмо лезет!" А общем, сестра бекала-мекала, мать вообразила незнамо что, позвонила на работу отчиму, тот подумал о чем-то о своём - и через пару часов к нам ворвались: скорая помощь, милиция, пожарные, кажется даже уничтожители насекомых. Никогда не забуду одного огнеборца, скатывающегося с гоготом вниз по лестнице и орущего: "А говорили - пожар, пожар... говно!!!"
Дальше я, честно говоря, не помню: такое впечатление, что я потеряла сознание. И покинула родину.
Впоследствии родственники продали ту квартиру и купили дом; я там никогда не была, поскольку чего-то опасаюсь, много лет опасаюсь...
natabelush: (Default)
(Пост от 13 января 2009 года.)
"Ага!" - молвил страшный Белый человек. - "Вот они!"
Недолго думая, он схватил первого попавшегося (то был наивный Дитрих, исполненный юношеской прелести) и воткнул в него длинную тонкую иголку. "Ну, - сказал белый человек, - что чувствуешь, глупый котик?". Дитрих почувствовал, что лишается способности чувствовать. Он взглянул на брата Мура, пытавшегося осмыслить происходящее. "Брат, разум отказывает мне..." - молвил Дитрих, закрывая глаза... "Немудрено, - отвечал ему Мур, отличавшийся рассудительностью и холодностию характера, - ведь ты дурачок!" - "Брат... Оставь свой сарказм!.. Я силюсь донести до тебя свою мысль, несмотря на твое неверие в мои умственные способности... Но мне трудно формулировать... Короче, это... Помнишь, мы смотрели американский фильм под названием "Форест Гамп?" Там красной  нитью..." - но тут Дитрих потерял сознание. "Красной нитью там была фраза "Беги, Форест", - сказал Мур задумчиво. - Лучше бы ты вспомнил Апдайка, у которого бежал Кролик! Но спасибо за предупреждение!" И Мур сорвался с места. Увы, далеко он не убежал: проворный Белый человек ловко схватил его за загривок. И тонкая длинная игла пронзила Мура, отличавшегося рассудительностью. И вот оба брата лежали рядком, нехорошо оскалившись и не реагируя на окружающий мир. "Итак, - сказал Белый человек, - сначала мы лишим достоинства этого, как его..." - "Дитриха!" - сказала хозяйка и заплакала  (нрзбр).
Дитрих никак не отозвался на хирургическое вмешательство и продолжал бессмысленно таращиться в пространство. "Не будет больше дурным голосом орать!" - захохотал Белый человек. Закончив с Дитрихом, он схватил бесчувственного Мура. Специальный ножичком этот палач (нрзбр) - и тут Мур вытянулся в струну и отчетливо произнес: "Меня-то за что? ведь я не орал дурным голосом! я всегда был спокоен, как танк! я не ходил с плакатом "хочу женщину"! это всё он, мой брат!.. Оставьте мне хотя бы одно...В качестве особой приметы..." - "Ну нет, - возразил Белый человек, - мы против полумер!" - он продолжал своё кровавое дело. "Ты дура, - слабеющий голосом выговорил Мур, обратившись к хозяйке, - я же всё равно импотент... Поэтому я такой умный... Это мой брат сексуальный маньяк... был..." (нрзбр)
"Какие симпатичные штучки! - сказал Белый человек, кивнув на маленькие кусочки плоти. - Можно их зажарить и съесть. Ведь бычьи яйца едят - чем кошачьи хуже?" - Белый человек снова расхохотался, и хозяйка упала в обморок.
Сделав дело, Белый человек потерял к братьям интерес: будто отрезало.
На пышной подстилке два часа лежали несчастные коты, не подавая признаков жизни, только один раз пописали под себя. Потом Мур встал и пошел, как пьяный матрос по качающейся палубе, заваливаясь то в одну, то в другую сторону. "Куда ты, Мурочка?" - робко спросила хозяйка. "Куда-куда... Кастратский репертуар иду осваивать! - огрызнулся Мур. - Где тут у нас барочные арии?" Но вместо этого Мур взгромоздился на батарею, прикрытую ковролином, и снова вырубился. Через некоторое время за ним неуверенно потянулся Дитрих. Усевшись рядом с братом, он заглянул себе под хвост. Дитрих смотрел туда долго-долго. "Не понимаю... А что это с моими (нрзбр)?.." - но тут он снова потерял сознание.
в конце рукописи неожиданно обнаружилось стихитворение Алексея Константиновича Толстого. БУНТ В ВАТИКАНЕ )
natabelush: (Default)
(Пост от 23 января 2009 года.)
Здесь должно было быть солидное исследование. Но будет небольшая заметка-размазня. Скажем за это спасибо моему рано увядшему мозгу.

Образ пианиста в синематографе - никого, кроме меня, не волнующая, но, тем не менее, занимательная тема. Потыкаем же туда-сюда в рамках означенного интереса.
Ткнув в первого попавшегося киношного пианиста, попадаем сразу в двух - в "Знаменитых братьев Бейкер". Прелестный американский фильм. Братья-пианисты играют на двух роялях по кабакам и отелям и имеют массу психологических, личностных, внутренних (подчеркните приглянувшееся)
проблем. Надо сказать, что с их проблемам (братское соперничество, не слишком блестящая карьера, то да сё) разобрался бы любой завалящий психотерапевт. Сдается мне, проблемы были бы куда глобальнее, играй братья, скажем, Шопена, а не американские песенки и легкий джаз (пардон, если что). Чем выше виртуозность кино-пианиста - тем уязвимей его психика. То, что братья Бейкер именно пианисты, а не клерки, просто сообщает им дополнительную нелепость - мы сочувствуем им и их искусству, хрупкому, неуместному и злополучному в этом глухом на оба уха, холодном и суетном мире чистогана. А то, что братья - не Рихтеры, а всего лишь Бейкеры, в свою очередь сообщает им известную вульгарность в значении "простоту": это действительно простые американские парни, которым "не повезло" - они умеют только и умеют, что неплохо играть на роялях, вот ведь фигня какая. Тут нельзя не отметить, что доблестные американские кинематографисты, насыщая свои фильмы музыкальностью и делая музыкальными персонажей, ловко превращают свои истории в более тонкие и очаровательные, чем можно было рассчитывать.
В "Легенде о пианисте" (более точно - "Легенде об океанском пианисте" или "пианисте в океане" - желающие могут поупражняться в переводе) с Тимом Ротом, фильме красивом, но несколько безвкусном, с "эффектами", мелодраматизмом и пр., зацикленность героя на фортепианном искусстве значительно серьезнее, чем у простых американских парней, и потому его сдвиг по фазе допрогрессировал до бессмысленной погибели на подлежащем уничтожению океанском лайнере. Таким образом, повторю, чем виртуознее исполнитель - тем он более "не в себе": он даже готов расстаться с жизнью, лишь бы не встретиться с реальностью, в которой уже не будет знакомого, надёжного, фешенебельного замкнутого пространства. Пространства, где он мог бесконечно импровизировать и горя не знать. Крышка рояля захлопывается, как крышка гроба, и наоборот.
Существует также общеизвестный фильм "Пианистка" с Изабель Юппер, где в соответствии с традициями европейского кино героиня больна на всю голову. И немудрено, что самое естественное для сумасшедшей женщины - быть пианисткой, ибо работай она в кондитерской лавке, её сексуальная и психическая извращенность выглядела бы куда более дешево; а при пианино в доме всякий изврат уже каким-то боком приобщен к мировой культуре. Пианино, звуки музыки, музыкальные занятия и пр. - необходимый антураж, естественный фон для происходящих на экране неестественностей, а не суть, не смысл и не содержание кинополотна; всё это, конечно, не может не огорчать, зато позволяет констатировать тенденцию: если в кадре фортепиано - будет бо-бо (как говорится - "Рафик с утра чувствовал, что кого-то изнасилуют").
В случае с австралийско-новозеландским фильмом "Пианино" название вроде бы говорит само за себя - но говорит оно даже больше, чем можно подумать (мне любезно указали, что верный перевод - "Фортепиано"). Кроме того, что это аскетичный триллер с отрубанием пальцев и прочими чудесами, - это еще и история супер-фетишизма. Героиня тащит за собой рояль из Шотландии в Новую Зеландию, заключив брак "по договору". Будучи немой, она общается с миром с помощью инструмента (точнее - выражает с его помощью себя). Бессмысленные новозеландцы отказываются волочь его через бессмысленные новозеландские болота, и фортепиано до поры до времени, пока не закрутилась настоящая драма с его участием, величественно высится на берегу океана (этому обстоятельству мы обязаны красивейшими кадрами). Впоследствии буквально каждая клавиша рокового инструмента будет стоить героине определенную цену. Удивительный фильм о том, как музыка переворачивает почти колхозные устои; даже само наличие фортепиано "не в том месте и не в то время" начинает странным образом подсвечивать реальность. Героиня обретает личное счастье только вместе с возможностью наконец беспрепятственно играть на своем инструменте, - чего, как говорится, и вам желаю.
В блестящем фильме "Блеск" с Джеффри Рашем трудно объективно оценить фантазии авторов, ибо фильм биографический (об австралийском пианисте Девиде Хэлфготте). Тут искусство игры на пианино - корень всего, двигатель сюжета; история героя - это история преодоления препятствий во имя достижения мастерства. Герой сошел с ума, осуществляя детскую мечту: исполнить Третий концерт Рахманинова так, чтоб чертям тошно стало. Хотя и очень эффектно, зато очень наглядно герой из относительно разумного оборотился относительно безумным. Кино об ужасах виртуозности. Можно смело рекомендовать всем, кто учит Третий концерт Рахманинова (хе-хе).
В фильме Поланского "Пианист" мы также имеем дело с биографией реального человека (польского еврея Владислава Шпильмана, бежавшего из гетто). То, что персонаж - именно пианист, в контексте оккупированной Польши добавляет ему уязвимости, в дополнение к тому основному кошмару, что он еврей. Еврей-пианист - выглядит уже приговором. Однако товарищи - не-пианисты - скрывают его, подкармливают, перепрятывают из соображений какого-то долга, - чем черт не шутит, может, перед искусством... Всё безнадежней ситуаця, и всё больше герой превращается в голодное несчастное животное. Однажды он теряет свою человеческую сущность окончательно: он не смеет прикоснуться к пианино в якобы пустой квартире, опасаясь соседских ушей, в страхе, что услышат и донесут. Лишившись возможности заниматься, он деградирует стремительней, чем от голода. Ближе к освобождению (и Польши, и персонажа) он рискует, в порядке отчаянья и почти самоубийства, ударить наконец по подвернувшимся клавишам; и вместо того, чтобы радостно его расстрелять, пианиста спасает от голодной смерти немецкий офицер.
Позволю себе свернуть с гладкой киношной магистрали в сторону шероховатой реальности. В фильме спасение Шпильмана выглядит так, будто фашист проникся музыкой и оттого не сдал еврея, - заради, так сказать, новых культурных впечатлений накормил, обогрел и уберёг. В реальности офицер, конечно, тоже проникся, но, похоже, он не сдал бы Шпильмана "по-любому"; этот немец спас многих евреев независимо от их музыкальных талантов. Впоследствии он умер в сталинских лагерях (где подвергался постоянным избиениям и издевательствам - и где не обращали никакого внимания на ходатайства спасенных им людей). Сын Владислава Шпильмана пытался, выполняя волю покойного отца, организовать немцу деревце на знаменитой "аллее праведников", но соответствующий комитет ему отказал под тем предлогом, что русскими (советскими) деятелями немец решительно и безоговорочно записан в военные преступники.
Кстати, о русских. Наших кинематографистов пианисты как киногерои вообще не интересуют. А вот в далёкие советские времена было изваяно два крайне показательных кинообраза (увы, не центральных), которые на протяжении долгих, бесцельно прожитых лет волновали мое воображение и смущали разум. Но об этом - в следующей серии. Продолжение следует - хотите вы того или нет, дорогие товарищи!

(Кадры из фильмов: "Фортепиано" (более известного как "Пианино"), "Пианист", "Пианистка", "Легенда о пианисте"
.)
natabelush: (Default)
(Пост от 26 января 2009 года.)
Итак, перед вами обещанное продолжение стрельбы по кино-пианистам (начало - тут: http://natabelu.livejournal.com/73690.html)
. Как уже было сказано, старожилы в моём лице не припомнят отечественной картины, в которой главный герой был бы профессиональным пианистом и которую можно было бы записать в ряд "фильмов о профессии" - вроде "Дней хирурга Мишкина", "Дневника директора школы" и т.д.; никакой "Истории одного пианиста" у нас не появилось и вряд ли появится. Поэтому сделаем остановку с пустыне и переберем мелочёвку.
Разумеется, отечественные киногерои прикладывались к инструменту то так, то этак: было не обойтись без фортепиано в биографических фильмах о композиторах - "Римский-Корсаков", "Мусоргский", "Чайковский", "Глинка", "Композитор Глинка" (первый "Глинка", сорок шестого года - фильм на редкость потешный, второй, пятьдесят второго, тоже умом не блещет, но зато он одарил публику презабавнейшими кадрами с Рихтером в роли Листа -
http://www.youtube.com/watch?v=gNIhu5qH3Ec
- это должен видеть каждый!).
И, конечно, всякая сказочная Мери Поппинс была готова в любой момент ударить по клавишам и запеть "Жил да был брадобрей", - но параллельная реальность сказок и водевилей тревожить нас не может.
Появление в кадре пианино в тех фильмах, что претендовали на реализм, обычно означало обострение ситуации в трагическую или комическую сторону - так, например, "Александре Пархоменко", фильме о героическом большевике, Раневская-тапёрша потрясает воображение: http://www.youtube.com/watch?v=ScyQiOd95Pk (не проходите мимо шедевра!).
Можно констатировать и такое киноявление, как внезапная игра на пианино персонажей, никак с музыкой не связанных. Самый острый, и он же - самый издевательский пример внезапной игры на пианино представлен в фильме Михалкова "Неоконченная пьеса...", где на пианино "заиграл" мужик, обладатель, надо сказать, преглупейшей физиономии. Внезапной игрой на пианино мужик привел общество в пограничное состояние ("Чумазый играть не может!"). Тот "чумазый" действительно играть не мог - ибо пианино было механическим, типа заводным, а мужик только "представлялся" (сообщаю это тем, кто недавно народился на этот свет). Но в сущности заставить любого киношного "чумазого" играть - это верный рецепт для сотрясения основ и переворачивания представлений. 
Как правило, внезапная игра на пианино символизировала более критический уровень интеллигентности персонажа, чем казалось поначалу - а стало быть, уже можно говорить о некой рафинированности, о серьезной "невписанности" в более или менее "чумазую" среду. Тихо и грамотно играет на пианино учитель истории из "Доживем до понедельника" - http://www.youtube.com/watch?v=przR7mS_lm0 - этот "вставной номер", который несомненно вырезали бы нынешние продюсеры, еще и символизирует другую жизнь героя и заменяет собой долгий рассказ о том, что пережил он на войне.
Еще один учитель - точнее, учительница, - из фильма "Возврата нет" Алексея Салтыкова; она неожиданно выдала на школьном пианино такие сумасшедшие и страшные пассажи, что педагогический состав воззрился на неё в дверях в абсолютно бараньем онемении. (тут не могу не заметить, - остается действительно только удивляться, что в сельской школе оказался отличный, прекрасно настроенный инструмент). Учительница сия - чуждый элемент, странный пришелец на просторах казачьей саги с шекспировскими страстями, инфернально-прекрасное, полупрозрачное городское существо, разрушившее жизнь целой семьи; собственный шок от творящихся дел она выразила посредством бравурного музицирования, к ужасу колхозников.
Таким образом, приходится отметить, что иногда пианино - символ злого, чуждого начала, и чаще всего - невольно злого; этот мотив есть и у Михалкова в фильме "Утомленные солнцем". Когда персонаж Меньшикова, заявившийся с целью изничтожения семьи, неузнанным врывается в дом, он апофеозно бросается к пианино и исполняет "смейся, паяц".
Но, повторим, обычно умение персонажа играть на пианино как бы невзначай приоткрывает нам тайную сокровищницу его души. В фильме "Место встречи изменить нельзя" в бандитском логове виртуозно играет Шарапов - и хотя зрителю давно объяснили, насколько Шарапов интеллигентный и хороший мальчик, зритель не может не реагировать на его виртуозность в том смысле, что "эге, как всё запущено!". Но гораздо важнее шараповских способностей то, что на пианино умеет играть и Жеглов - и это мягко намекает нам на его задавленную обстоятельствами утонченность.
Перейдем же к собственно пианистам - ибо эти жалкие, ничтожные личности всё же случались на наших экранах. Сразу оговоримся: в качестве собственно пианистов кино-пианисты были не жизнеспособны: они или почти не играли, или быстро завязывали с этим делом. Из недавних пианистов можно вспомнить Дмитрия Маликова в фильме "Увидеть Париж и умереть" - но это скорее фильм "о пятом пункте" и бенефис Татьяны Васильевой.
Если говорить о старом советском кино - в милом фильме с Анатолием Папановым "Наш дом" один из сыновей героя подавал большие надежды. По каковому поводу он однажды и взлабнул перед своим семейством, приведя семейство в восхищение - самим фактом столь шустрого взлабывания, но при этом и введя семейство в недоумение - ибо сама музыка семейству ни о чем не говорила (как выразился однажды мой племянник, созерцая пианиста за работой - "он же не играет, он просто нажимает на разные клавиши"). И как бандит Промокашка потребовал у Шарапова "Мурку" - ровно так же старый большевик потребовал у мальчишки что-то вроде "По долинам и по взгорьям". Затем парень был вынужден выслушивать речи с лейтмотивом "только не отделяйся от народа". В итоге музыка играла недолго: вскоре он настолько переиграл руку, что возможная карьера перестала ему светить. С опрокинутым лицом несчастный юноша уезжал в какую-то дыру, чтобы уж никогда впредь от народа не отделяться. ДАЛЬШЕ )
natabelush: (Default)
(Пост от 13 апреля 2009 года.)
Замечаю я с недоумением, и с некоторым огорчением даже, что какие-то мои невинные шуточные опыты, стишки и песенки, про кино там, про метро, вызывают порой оторопь и осуждение, ибо мой юморок кажется добрым людям недобрым, посыл - антигуманистическим и т.д. Одна френдесса (очень нежная, серьёзная, и уже бывшая) была так потрясена и оскорблена вдруг обнаружившейся грубостью моей натуры, что у меня язык не повернулся ей объяснить: то были только цветочки, бантики и куличики.
В предлагаемом сегодня произведении тоже можно, презрев его пародийность, увидеть, скажем, высказывания националистического характера, цинизм, натурализм и прочее такое.
Но этого там нет! То есть - вообще ни грамма.
Просто я так шучу. Так, э-э-э, литературно (хе-хе).
Сейчас, в общем, через время протяну голос тихий и глубокий, сопроводив его по обыкновению картинками:
natabelush: (Default)
(Пост от 29 апреля 2009 года.)

Из дневника Юрия Нагибина
Вчера за мной заехал Андрон*, и мы отправились на дачу. Он предупредил Аллу**, что ничего, кроме гречневой каши, есть не будет, поскольку обожрался на отцовском банкете. Алла учла это и приготовила огромное блюдо рябчиков с жареной картошкой, кроме того, были овощи, обжаренная в сухарях
капуста, мороженое и кофе. Да, и гречневая каша, к которой Андрон не притронулся. Он налёг на рябчиков и сожрал не меньше восьми штук, в той же раблезианской манере разделался с овощами, капустой, мороженым, кофе, хорошо пил коньяк, но наотрез отказался от сушеной дыни, прочтя нам целую лекцию о несовместимости дыни с другими харчами.
В обаянии ему не откажешь. Он, конечно, умён, довольно культурен, разогрет неустанной заинтересованостью в происходящем. Если б он не был Михалковым, я решил бы, что он не бытовой человек. Но поскольку он Михалков до мозга костей, этого быть не может, просто сейчас он глубоко запрятал бытовую алчность. Надо решать иные задачи.
Мы играли в диалоги, и он меня переговорил. Он неизмеримо лучше информирован, а в том, что лопочу я, много интеллигентского идеализма, что он мгновенно усёк. Но было интересно, как в театре на умной и хорошо исполняемой пьесе.
Горестно для меня отсутствие собеседников. Я вынужден разговаривать сам с собой, а это почти то же, что с самим собой заниматься любовью. Алла очень редко соглашается включить мозг. Когда она это делает, получается интересный и точный разговор, потому что Алла очень умна, но крайне умственно ленива. Аллин ум высшего качества, ибо он изнутри, из "брюха", а не с поверхности мозга. Но и она не часто балует меня беседой. Остальные - просто идиоты. Или практические умники, что столь же скучно.
Хорошее получилось застолье. Даже этому ледяному человеку не хотелось уезжать.
17 марта 1983 года
-----------------------------------
* Андрон Кончаловский
**Жена Нагибина

natabelush: (Default)
(Пост от 14 июня 2009 года.)
На днях пересмотрела "Заставу Ильича" (оно же - в урезанном виде - "Мне двадцать лет") и наконец-то, наконец-то! - уяснила себе, кого именно там играли Тарковский и Кончаловский (совсем маленькие роли). Я их много лет не могла опознать, поскольку всегда в процессе смотрения этого кино забывала своё твердое намерение высмотреть их и поставить галочку. Всё-таки единственная роль Тарковского в кино, надо ж понимать! Теперь, слава богу, лета окончательно склонили меня к суровой прозе и я смогла каталогизировать увиденное.

Ещё посмотрела то, что давно хотела - семьдесят седьмого года фильм с замечательными Ширли Маклейн и Энн Бэнкрофт под названием "Поворотный пункт" (он же - "Точка поворота", "Решающий момент" и т.д.). Кино из серии американских фильмов под маркой "умнее и тоньше, чем это принято"; формально, да и фактически, содержание его сводится к дружбе-соперничеству двух балетных подруг. Но тайный девиз фильма - "Посмотрим, как танцует Барышников!" - кстати, именно за роль в этом фильме Барышников был номинирован на "Оскар" (лучшая мужская роль второго плана). В целом остаётся только удивляться, как безошибочно эти поверхностные американцы чуют настоящее искусство и каким открытым ходом, как эффектно вписывают его в свой дурацкий (как правило) контекст.
К слову, я посмотрела ещё и довольно идиотский древний фильм с молоденькой Элизабет Тейлор "Рапсодия"
, от которого было совершенно невозможно оторваться, т.к. там непрерывно звучали Чайковский с Рахманиновым, и очень полноценно звучали, - по части музыки (и её подачи) работа была проделана огромная. Надо полагать, бедный обыватель, завороженный красотой Элизабет Тейлор (и придурковатым в целом сюжетом) также не мог оторваться от фильма - и невзначай получал лошадиную дозу классической музыки, в основном, что приятно, русской. А что неприятно - русское кино с музыкой работать уже не умеет. То есть оно не может даже снять человека, в течение пяти минут играющего на скрипке, так, чтобы это было кинематографично. Не говоря уж о том, что пальцы у отечественного скрипача будут елозить не по тем струнам - это как пить дать.
По части балета - такая же байда! Вообще наше кино увлечено только собой, другие искусства ему по барабану. Оно до сих пор думает, что является "важнейшим".
В качестве иллюстрации того, "как надо" - идеальное начало фильма, вообще лучшее начало из тех, что я когда-либо видела (фильм "Белые ночи" всё с тем же Барышниковым). Безумен тот, кто назовёт фильм шедевром, но его балетная составляющая подана гениально, начиная с титров (да-с, они времени не теряют).
natabelush: (Default)
(Пост от 17 июня 2009 года.)
Цитирую из статьи Горького "О "карамазовщине" ("Русское слово", № 219, 22 сентября 1913 г.)
После "Братьев Карамазовых" Художественный театр инсценирует "Бесов" - произведение ещё более садическое и болезненное. Русское общество имеет основание ждать, что однажды г. Немирович-Данченко поставит на сцене лучшего театра Европы "Сад пыток" Мирабо, - почему бы не показать в лицах картины из этой книги? Садизм китайцев патологически интересен для специалиста, наверное, не менее, чем русский садизм.
Не будем говорить о том, что ещё недавно "Бесы" считались пасквилем и что произведение это ставилось многими из лучших людей России в один ряд с такими тенденциозными книгами, каковы "Марево" Клюшникова, "Панургово стадо" Вс. Крестовского и прочие тёмные пятна злорадного человеконенавистничества на светлом фоне русской литературы. (...)
Очевидно, г. Немирович знает, что есть публика, которой забавно будет видеть неумную карикатуру на Тургенева в годовщину тридцатилетия его смерти (...).
Меня интересует вопрос: думает ли русское общество, что изображение на сцене событий и лиц, описанных в романе "Бесы", нужно и полезно в интересах социальной педагогики?
Неоспоримо и несомненно: Достоевский - гений, но это - злой гений наш. Он изумительно и глубоко почувствовал, понял и с наслаждением изобразил две болезни, воспитанные в русском человеке его уродливой историей, тяжкой и обидной жизнью: садическую жестокость во всём разочарованного нигилиста и - противоположность её - мазохизм существа забитого, запуганного, способного наслаждаться своим страданием, не без злорадства, однако, рисуясь перед всеми и пред самим собою. Был нещадно бит, чем и хвастается. (...)
Достоевский - сам великий мучитель и человек больной совести - любил писать именно эту тёмную, спутанную, противную душу. (...)
Почему же внимание общества пытаются остановить именно на этих болезненных явлениях нашей национальной психики, на этих её уродствах? Их необходимо побороть, от них нужно лечиться, необходимо создать здоровую атмосферу, в которой эти болезни не могли бы иметь место.
А у нас показывают гнойные язвы, омертвевшие тела, заставля думать, что мы живём среди мёртвых душ и живых трупов. (...)
И вот, в интересах духовного оздоровления, необходимо - как мне кажется - определить социально-воспитательное значение тех идей, которые Художественный театр предполагает показать нам в образах. Нужно ли это увечное представление?  Я уверен, что - нет.
Это "представление" - затея сомнительная эстетически и безусловно вредная социально.
Рабски следуя за Художественным театром, театр Незлобина инсценирует "Идиота", тут тоже есть чем полюбоваться, например: агонией туберкулёзного Ипполита, эпилепсией князя Мышкина, жестокостью Рогожина, истерией Настасьи Филипповны и прочими поучительными картинами всяческих болезней тела и духа. Не надо забывать, что на сцене театра не так ясны мысли автора, как жесты, и что роман Достоевского, оголённый купюрами, примет характер сплошной нервной судороги.
Я предлагаю всем духовно здоровым людям, всем, кому ясна необходимость оздоровления русской жизни, - протестовать против постановки произведений Достоевского на подмостках театров.
(конец цитаты)
natabelush: (Default)
(Пост от 23 июня 2009 года.)
Вам предлагается в ближайшую минуту ознакомиться с очередным гнусно циничным надругательством над поэтическим шедевром. Моего производства. (Не шедевр моего производства, а циничное надругательство, хотя оно тоже, конечно, в своём роде шедевр).
natabelush: (Default)
(Пост от 26 июня 2009 года.)
Начинаю тихо ненавидеть Горького. Практически ни одному слову не верю. Я не о произведениях; лживость сквозит в письмах, воспоминаниях о Льве Толстом и пр. Такое впечатление, что Горький сам - один из персонажей "Клима Самгина"
; из тех что по выражению Клима "выдумывают себя".
Почему-то особенно омерзительным языком он пишет Чехову. Не понимаю, зачем он взял эту припадочную подростковую манерку. Имитация искренности, потока сознания и т.д. Может, конечно, я и ошибаюсь... С другой стороны - с чего бы мне ошибаться?
Горький - Чехову, январь 1900 года:
...Вы относитесь ко мне очень курьёзно,
т.е. не курьёзно, а как-то удивительно нелепо. Т.е. это не вы, должно быть, а я к вам. Престранное впечатление производят на меня ваши письма - не теперь, когда я ужасно развинтился, а вообще. Очень я люблю их и прочее, в том же духе. Вы простите за всю эту канитель, но дело, видите ли, в том, что всякий раз, когда я пишу вам, мне хочется наговорить вам чего-нибудь такого, отчего вам было бы и весело, и приятно, и вообще легче жилось на этой довольно-таки дрянной земле. (...)
Да, говорят, вы женитесь на какой-то женщине - артистке с иностранной фамилией. Не верю. Но если это правда - то я рад. Это хорошо - быть женатым, если женщина не деревянная и не радикалка. Но самое лучшее - дети. Ух, какой у меня сын озорник. И очень умный - вот увидите, весной привезу его. Только научился у меня ругаться и всех ругает, а отучить я его не могу. Очень смешно, но неприятно, когда маленький, двухлетний шарлатан кричит матери во всё горло:
- Сию минуту пошла прочь, анафема!
Да ещё чисто так выговаривает: ан-нафем-ма!
Однако - до свиданья!
Жму руку. "Фома" мой что-то всё не выходит. Читали вы, как вас немцы хвалят? А недавно кто-то в Питере написал, что "Дядя" лучше "Чайки". Быть может? Это дело мудрёное.
Пишите, пожалуйста. А. Пешков.
natabelush: (Default)
(Пост от 10 июля 2009 года.)
Сделала вчера очередной ролик про моих котов, сегодня его посмотрела и растрогалась: в начале ролика они совсем маленькие, хрупкие, тонкохвостые котята.
..
Вырастают за минуту экранного времени
:

natabelush: (Default)
(13 августа 2009 года.)
Недавно я оказалась на улице Лобачевского. Там было просторно, широко, ветрено. Доковыляла я до обочины.
В руках у меня были две тяжёлые сумки, одна побольше, другая поменьше. Плечи осели. Руки выворачивались. Волоса развевались, как у фурии. Я стала ловить автомобиль. Притормозила большая сверкающая машина, чёрная и красивая, как лакированный катафалк. Я открыла дверцу. В лицо мне ударила музыка - то есть, не музыка, а какое-то "бдымц, бдымц, бдымц". Весёлая зубастая физиономия с сигаретой в зубах крикнула - "Тебе куда?"
Я страшно рассердилась (я была сердита и до этого, так что новая сердитость оказалась уже космических масштабов). Крикнула:
- Вырубите музыку, так вас и растак!!! Я не хочу глотку рвать!!!
Водитель убавил звук:
- Так куда тебе?
Я возмутилась:
- А какого лешего вы мне тыкаете?!
- Извините... - Малость опешил. - Вам куда?
Я сказала, куда. Водителю понравилось:
- Поехали!
- А вы часом не подшофе? - спрашиваю хмуро.
- Нет, я совсем трезвый!
- А выглядите пьяным. Может, курили что-нибудь?
- Только сигареты!
- Точно?
- Да ей-богу! - и смеётся. Подозрительно смеётся.
- Вы абсолютно уверены в своей адекватности?
- На все сто...
- Ладно, чёрт с вами. Я согласна! Этот мешок я закину на заднее сиденье.
Закинула большую сумку, уселась впереди.
Водитель вёл свою большую машину, как нынче модно: то рванёт, то резко сбросит скорость.
- Вашу мать, - говорю я, мотаемая туда-сюда, - что за, б..., болтанка! Давайте-ка поаккуратнее! И так башка болит! Меня сейчас вырвет на ваш красивый салон!..
- Извините!
- Что это у вас ремень не вытягивается?! Блин, не пристегнёшься!
- Надо нежно!
- Нежно, хе! Я и так нежно! Как гейша! Куда уж нежнее!
Ремень, однако, вытянулся. Но не до конца.
- Ёкарный бабай! - кричу. - Как у вас тут всё паршиво устроено!.. А зачем вы опять музыку включили?! А-а-а-а!.. Гадость какая! У меня сейчас барабанные перепонки лопнут!
- Не любите музыку?
- Музыку как раз люблю!..
Помолчав, водитель поинтересовался:
- А что, похоже, что я подшофе?
- Очень, - говорю, - похоже. Вы себя в зеркале видели? Лицо такое, будто с пьянки едете!..
- Я просто жизнью доволен! Сейчас за городом живу - вот в Москву заехал, а тут все грустные такие! И чего это они в Москве все грустные?
- Они грустные, потому что они в Москве! Что тут непонятного?!
- А ваш дом - это тот, где раньше внизу были "Овощи-фрукты"?
- Нет там никаких паршивых "Овощей-фруктов"!
- Вы же говорили - угловой дом...
- Ничего я такого не говорила! Я говорила, что мне нужен этот грёбаный угол, а дом мой - во дворе, но он ни хрена не угловой!
- Но в угловом-то были "Овощи-фрукты"!
- Хватит уже! Не было, не было и нет никаких "Фруктов-овощей"! Там грёбаный магазин "Лэтуаль", а до этого был грёбаный супермаркет!
- Но мы правильно едем?
- Откуда я знаю?! Я даже не понимаю, где мы. Вот это - что за хрень? Что это там написано?.. Блин! Мне надо менять очки! Написано "Саженцы", а я читаю "Солженицын"! Охренеть! Магазин "Солженицын"!..
- А сейчас направо или налево? Ваш дом где-то тут...
- Мама дорогая, ничего не узнаю! Запутали, гады.. А, поняла! Это они тут построили какого-то грёбаного монстра! Сбивают с толку, сссуки. Сейчас прямо, развернёмся после светофора, потом направо во двор...
Водитель рулит.
- Сейчас направо, ещё направо и налево. Довезите до подъезда, а то у меня мешок тяжелый.
- Конечно, мне не трудно...
- Конечно, - говорю, - не трудно! Просто очень противно! Машину жалко! ехать по этим колдоёбинам! Всё, б.., тут кривое, как из жопы! Тут лучше всего - на танке! Вот мой чертов подъезд. Тормозите!
Остановились.
- Сколько, - спрашиваю, - с меня?
- Да нисколько. Я же не такси!
- Хе, - говорю, - вот это аргумент!.. С дуба вы рухнули, что ли? Быстро говорите - сколько? Я больше не могу находиться в вашей машине, меня тошнит! Ну?!
- Да ладно вам, купите себе мороженого!
- У меня полная морозилка мороженого! Хоть стольник возьмите для приличия! Не злите меня!
- Не возьму, - говорит. - С вами было так приятно разговаривать!..
- Вы, б.., точно что-то курили!..
Выползаю из машины.
- Только не жмите на газ, пока я не вытащу с заднего сиденья свой грёбаный мешок!..
- Что вы, что вы!..
Вытаскиваю сумку. Водитель желает мне всего наилучшего. Я стою у подъезда и кричу вслед:
- Блин! Я не захлопнула вашу грёбаную дверь!..
natabelush: (Default)
(Пост от 16 августа 2009 года.)
Что знают двое - знает и свинья, как говорил один группенфюрер.

На фотографии - слева направо - свинья, мой отец, мой дядя.

101.93 КБ
natabelush: (Default)
(Пост от 18 августа 2009 года.)
"Вы где? А я на моооре!" - в целом лента сейчас выглядит так.
Я этим летом могу только вспоминать, как в разные другие лета была на море. Ездила я всегда в Хорватию (Египет, Доминикану и Индию я решила не считать, ну их). Довольно быстро я выучила хорватский, но сейчас я его совершенно забыла - нет практики. А тогда это знание слегка осложняло отдых. Мною начинали немедленно пользоваться соотечественники. Помню, одной супружеской паре я даже способствовала в покупке штанов в хорватском магазине.
Часто мне попадались несчастные русские люди, требующие присмотра (они как будто специально селились в соседнем номере в отеле). В основном старички. Как-то раз старички пытались позвонить по банкомату. Бедные, растерянные; после случая с банкоматом они при виде меня тут же пристраивались рядом.
А ещё мамы с детьми. Одна мамочка постоянно крутила романы, кокетничала и хихикала, а её маленькая девочка изнывала. Мне было её так жалко, что я нанялась в гувернантки (только зарплаты мне, конечно, не платили). Я вообще не могу видеть страдающих детей. Мама пила вино с какими-то мужиками, а мы с девочкой где-нибудь неподалёку рисовали. Это происходило каждый вечер. Однажды девочка даже спала у меня, потому что мама закутила на всю ночь.
Другая мама приехала развеяться после развода. Была очень взнервлённая, никак не могла переключиться. Рассказывала о подлом муже прямо при ребёнке. Мальчишка тоже стал нервный (он любил папу и всё ждал от него звонка, а мама говорила - "не позвонит! не надейся! ему не до тебя!"). Пришлось с мальчиком подружиться и ходить с ним купаться без мамы, ловить ящериц и играть в теннис. Но он уже настолько стал неадекватен, что однажды, ни за что ни про что, запустил в меня камнем. Думаю, на мать у него просто рука не поднималась, а сделать что-то такое очень хотелось.
В Опатии, чудесном городе (его любил, например, Чехов), две величественные бабушки-подружки сказали мне: "Нам тут не нравится! Никто не говорит по-русски!" - "А вы говорите с ними по-немецки, по-английски или по-итальянски, и они всё поймут". Бабушки сказали что-то гордо-презрительное, мне это не понравилось, и я решила, при всём уважении к старости, их игнорировать; только показала им, бедным, как открывать жалюзи, балкон и правильно включать кондиционер (они устроили у себя сауну и пришли ко мне в номер требовать объяснений). Сердитые бабушки вместо благодарности заявили - "Вообще в Хорватии нет ничего хорошего! Даже привезти отсюда нечего!" Я им рассказала про трюфели. "Это конфеты? Их и у нас полно!" - "Это грибы. Хорваты называют их тартюфы. Но вам наверняка они не понравятся". И я абстрагировалась от бабушек. Несколько вечеров в ресторане отеля я наблюдала, как они заказывают прорву разнообразных вин, а официанты аккуратно всё фиксируют (напитки не были "включены"). В конце концов решила удостовериться, что противные бабушки знают, что делают: "Вы понимаете, что за напитки придётся платить? Они записывают их на ваш счёт!" - "Нам всё приносят! - сказали бабушки гордо и снисходительно. - Мы - по путёвкам!" - добавили они, явно имея в виду, что я им не чета: не всякий смертный отмечен путёвкой. Потом, вернувшись на землю, перед лицом предъявленного счёта, бабушки, ужасно бранясь, ковырялись в кошельках, вытряхивая хорватские деньги (которые им тоже не нравились).
Многие соотечественники, обманываясь похожестью хорватского и русского языков, в большинстве своём упорно говорили только по-русски, что приводило к казусам. "Сок од ягода", - предлагал официант. Дама допытывалась: "Что за ягода? Из какой ягоды сок?" - "Од ягода..." - повторял растерянный хорват. Дама сердилась. Это продолжалось долго. В таких случаях мне приходилось выдавать свои тайные знания: "Ягода - это клубника. Он предлагает вам клубничный сок". Вообще в хорватском много подводных камней. Какой-нибудь "вредан човек" кажется русскому "вредным человеком", тогда как имеется в виду, что человек как раз хороший и полезный.
Меня почему-то очень любили хорватские официанты (может быть, потому, что со мной не было проблем вроде вышеописанных). В Опатии мы с товарищем каждый день ели дорадо в маленьком заведении, и с каждым днём эта рыба была всё вкуснее. Обслуживал нас всегда один и тот же парень. Перед отъездом, уходя из заведения, я толкнула речь, - что мы больше не придём есть дорадо, поскольку уезжаем в Москву, а за доставленное удовольствие будем вечно благодарны, будьте всегда здоровы и счастливы. Бедняга официант чуть не заплакал. На них вообще производит впечатление, когда иностранец говорит по-хорватски не только "спасибо" ("хвала") и "пожалуйста" ("молим"), а способен выдать несколько связных предложений; да и вообще, выучить хорватский можно только из большой любви.
В Порече, куда я приезжала несколько лет, местные жители стали меня активно узнавать. Решив, что это уж слишком, я перестала приезжать в Пореч и освоила другие городки Истрии. Пожить в некоторых, вроде крошечного старинного городка под названием Грожнян (высоко-высоко в горах), возможности не было, поэтому приходилось каждый раз туда заезжать на денёк и каждый раз поражаться, какая там прорва кошек - буквально куда ни плюнь, - и как там мало людей. Жили там художники и музыканты: первые часто оставляли открытыми свои магазинчики (можно было спокойно что-нибудь спереть, но никто не пёр, а если и пёр, то оставлял денежку), о присутствии вторых, музыкантов то бишь, свидетельствовали звуки музыки, доносящиеся из некоторых зданий. Как ни встань, куда ни глянь - открывался потрясающий вид. Ей-богу, это был какой-то рай на земле. Но там не было моря!..
В завершение скажу, что "курортный роман" - штука, по-моему, противоестественная, однако я иногда позволяла хорватским парням катать меня на мотоциклах и угощать ужином, поскольку мне не хотелось отказываться от возможности лишний раз послушать про мои "лепы очи" и узнать парочку новых слов.
А ещё несколько раз я ездила в Хорватию с сестрой и племянником, но от подробностей этого вида отдыха я вас избавлю, так как он оказался слегка травматичным, хотя и не лишённым занимательности.

natabelush: (Default)
(Пост от 16 сентября 2009 года.)
Есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора. Весь день стоишь, как бы хрустальный, а руки просят топора. Повсюду запах яблок, прели, и солнце греет напослед. И мы с тобою, пусть несмело, предполагаем жить. Но нет! Зима дохнёт сурово в лица и мы умрём в который раз; успей же с осенью проститься, сними, дурак, противогаз! Да, наше северное лето - карикатура южных зим. Но осень, осень... Осень это непрочный рай, дурман и дым. Вдохнуть и выдохнуть; забыться и произвольно возмечтать - вот кабы снова бы родиться, совсем не тем, а этим стать... Ах, чем тоску такую выбить? и как дурман с себя стряхнуть?
Сентябрь! Достать чернил и выпить! И отдохнуть, и отдохнуть!
..
natabelush: (Default)
(Пост от 18 сентября 2009 года.)
Вчера ближе к вечеру я обнаружила себя глубоко за городом, в старом саду, засыпанном яблоками, часть которых валялась коричневой гнилью - на них можно было поскользнуться. Но было и много хороших, особенно в крапивных зарослях. Уж я их собирала-собирала, обжигаясь и поглядывая на старую кровать с панцирной сеткой, стоящую посреди сада: вот насобираю полную сумку да завалюсь отдыхать! Яблочки были разные, были грязненькие, червивенькие, битые, были зелёные, были красные, были розовые, были матовые, были блестящие, в веснушках, бородавках и крапинках, по некоторым ползали какие-то слизняки и улитки; когда надоело нагибаться, я стала срывать с веток те, что болтались на уровне моего носа - они шли мне в руки без всякого сопротивления. Между тем в природе произошла перемена. Вдруг всё потемнело и как-то встревожилось. В небе уже недвусмысленно громыхнуло, но я продолжала собирать яблоки, делая вид, что всё идёт по плану: упорство и труд я всегда демонстрирую не в том месте и не в то время. Наконец ливануло! И мало того - почти сразу пошёл град, он стал дубасить меня по голове с непонятным, целенаправленным ожесточением (в такие моменты природа не кажется бессмысленной силой; кажется, что она очень конкретно тебя наказывает или хочет, чтобы ты что-то наконец уразумел). В общем, я визжала, град меня колошматил - но и этого было мало. Яблоки! Яблоки - зелёные, красные, здоровенные - внезапно, как по команде, со всех яблонь разом, посыпались на мою голову, в нечеловеческих количествах! Артобстрел! Война! Бомбёжка! Я побежала, скользя и падая, в укрытие. И наблюдала это оголтелое буйство, иногда на секунду выскакивая под дождь и град, - так деревенский парень бросается в гущу чужой драки, чтобы попасть под раздачу и таким образом "встряхнуться" - вот, мол, оно как! эх, как щас по морде дали!
В общем, через некоторое время я, мокрая до исподнего, чумазая, с тяжеленной (по моим меркам) сумкой, полной яблок, вся скособоченная, с вываливающимися из головы шпильками, не удержавшими пучок на затылке, с посиневшим языком на плече, преодолев все препоны, чинимые общественным транспортом, подползала к дому. Дождь всё ещё шел, но после пережитого я не обращала на него внимания. Как говорил один алкоголик у Довлатова: "Мамаша! А чего это они все, как дураки, под зонтиками?!"
Рядом с домом у нас торгуют фруктами, в том числе, разумеется, и яблоками, вполне недорогими и хорошими. Бытовой человек мог бы заметить мне, волочащей сумку с яблоками мимо ларька с яблоками: "Ну, не дура ли ты?" На что я могла бы ответить: "Твои ларёчные яблоки не идут ни в какое сравнение с моими, битыми, грязными, найденными в крапиве, сорванными с дерева, ехавшими со мной в машине, электричке и метро. В твоих яблоках - только цена за килограмм, в моих - опыт, поэтому мои точно будут вкуснее, даже если я съем их вместе с червяками".
Этот пост не содержит призывов заниматься садоводством и огородничеством.

natabelush: (Default)
(Пост от 28 сентября 2009 года.)
Из воспоминаний Бунина об Алексее Толстом ("красном графе"):
"Говоря вообще о важности одежды, он морщился, поглядывая на меня:

- Никогда ничего путного не выйдет из вас в смысле житейском, не умеете вы себя подавать людям! Вот как, например, невыгодно одеваетесь вы. Вы худы, хорошего роста, есть в вас что-то старинное, портретное. Вот и следовало бы вам отпустить длинную узкую бородку, длинные усы, носить длинный сюртук, в талию, рубашки голландского полотна с этаким артистически раскинутым воротом, подвязанным большим бантом черного шелка, длинные до плеч волосы на прямой ряд, отрастить чудесные ногти, украсить указательный палец правой руки каким-нибудь загадочным перстнем, курить маленькие гаванские сигаретки, а не пошлые папиросы... Это мошенничество, по-вашему? Да кто ж теперь не мошенничает так или иначе, между прочим и наружностью! Ведь вы сами об этом постоянно говорите! И правда - один, видите ли, символист, другой - марксист, третий - футурист, четвертый - будто бы бывший босяк... И все наряжены: Маяковский носит женскую желтую кофту, Андреев и Шаляпин - поддевки, русские рубахи навыпуск, сапоги с лаковыми голенищами, Блок бархатную блузу и кудри... Все мошенничают, дорогой мой!"

natabelush: (Default)
(Пост от 26 октября 2009 года.)

[info]kaplly навела на "Записные тетради" Сигизмунда Кржижановского (я-то, наивная, смиренно дожидаюсь издания очередного тома, - а оказывается, в сети есть кое-что).
В общем, делюсь.

Он скрипнул пломбами.

Распни его - и никаких гвоздей.


Запасная пара родителей.


Это был тонкий, стройный человек с лицом горбуна.


Мелочность есть самая большая неточность.


В обнимку с необъятным.

Гофрированный лоб.

Видный конспиратор.


Я, признаться, немного дичусь самого себя.

Формалисты полагают, что вначале был открыт скрипичный футляр, а уж затем стали придумывать, чем его заполнить.

Раз почвы подо мной нет - значит, надо под почву.

Ум среднего роста.


Но ведь и сволочь может быть несчастной. Она вечно под угрозой рассволочения.


Хорошо лежачему камню. Он сам себе надгробный камень.


Всюду, даже на любовных свиданиях, он обнаруживал некоторую прижимистость.


Война авосей с небосями.

Худощавая сосиска.


Из меня надо выскребать чувства, как пригорелые корки со сковородки.

Мы вежливы, но только с покойниками. Если вы хотите, чтобы вам сказали прочувствованную речь, умрите.

"О преимуществах пустого перед порожним".

Мое прошлое попрошлее.

Мысли прогуливаются вокруг головы.

Кочка думала, что она гора, пока на нее не наступили.

Он выпрыгнул из жизни на ходу.

Мне нечего терять, кроме цепи… умозаключений.


Это добрейшей души человек: с каждым он готов поделиться своим сифилисом.


Мысль - старуха, падающая с печи.

Портрет невидимки.
ДАЛЬШЕ )

natabelush: (Default)
(Пост от 22 ноября 2009 года.)
Любопытная тенденция. Стоит кому-то признаться в нелюбви к Льву Николаевичу Толстому, немедленно собирается целая толпа сторонников признавшегося. Случаются массовые гулянья, бег в мешках, весёлая лапта и прочие радости "ниасиливших", а также тех, кого "не зацепило", вступивших в борьбу за первое место в соревновании по неприятию бедного классика.
А мы с Владимиром Владимировичем, не отличавшимся лояльностью к гигантам, Толстого любим. Владимир Владимирович даже стихотворение сочинил о Льве Николаевиче. Раньше оно мне почему-то не очень нравилось. Я, собственно, даже помню, почему, но не скажу.

Картина в хрестоматии: босой
старик. Я поворачивал страницу;
мое воображенье оставалось
холодным. То ли дело - Пушкин: плащ,
скала, морская пена... Слово "Пушкин"
стихами обрастает, как плющом,
и муза повторяет имена,
вокруг него бряцающие: Дельвиг,
Данзас, Дантес, - и сладостно-звучна
вся жизнь его - от Делии лицейской
до выстрела в морозный день дуэли.
К Толстому лучезарная легенда
еще не прикоснулась. Жизнь его
нас не волнует. Имена людей,
с ним связанных, звучат еще не зрело:
им время даст таинственную знатность;
то время не пришло; назвав Черткова,
я только б сузил горизонт стиха.
Read more... )


natabelush: (Default)
(Пост от 30 ноября 2009 года.)
Хватит о высоком. Мне тут подарили диски с сериалом "Побег" ("Prison break"), с тем чтобы я посмотрела и вынесла суждение, стоит ли это смотреть нормальным людям. Нормальные люди обыкновенно именно за этим дарят мне книги и фильмы.
Расскажу вам всем. В первом сезоне герой намеренно попадает в тюрьму
, чтобы вытащить оттуда приговорённого к смертной казни старшего брата. В процессе подготовки побега беглецов набралось восемь человек. Во втором сезоне восемь беглецов, убежав, бегают (оцените мой стиль - "беглецы, убежав, бегают"). В третьем сезоне - опять весна, опять грачи, опять тюрьма, опять - того, побег в смысле. Ещё есть четвёртый сезон, я его не видела.
Про тюрьму смотреть всегда приятно: надзиратели, убийца, маньяки, извращенцы
, жестокий мир, высокие отношения, кровавые бунты.
Теперь расскажу подробненько, что мне понравилось.
А понравилось мне, как одному парню отрезали пальцы, другому перерезали горло,
многих долго и с удовольствием лупцевали - до замечательно обильных и длинных кровавых соплей; а некоторых, понравившихся не только мне - насиловали. За пределами тюрьмы жизнь тоже била ключом. Одну девушку (медицинского работника) пытали утюгом - привет вам, лихие девяностые, - при этом утапливая в ванной; потом она перехватила утюг и припекла мучителя, здорово испортив ему рубашку и волосы на груди. Та же девушка (тот же медицинский работник), получив рваные раны вследствие падения с большой высоты на лобовое стекло автомобиля, очень симпатично себя штопала, сидя на унитазе в общественном туалете. Нельзя не вспомнить о чудесном персонаже, убийце и педофиле, и о его руке, которую отрубил один мафиози (впоследствии покойный). Офигевший педофил и убийца побежал, виляя туда-сюда, по американским задворкам, прижимая к сердцу отрубленную кисть, добежал до ветеринарной клиники, где индус-ветеринар (ныне тоже покойный) пришил её как смог под страхом смерти (тут же после пришивания и приключившейся, да). Рука, однако, не хотела прирастать к телу извращенца и доставила ему немало хлопот. Когда убийцу и педофила пытали два заинтересованных лица (одно из лиц впоследствии также стало покойным), эти лица, как дети, разбирающие игрушку, по миллиметру отрывали кисть от верещавшего убийцы и педофила. Потом они приковали его к батарее, и педофил и убийца, - напомню, "педофил и убийца", он же "убийца и педофил" - это один и тот же человек, ибо он и убивал, и педофилировал (педофилия его не была показана из гуманных соображений, поэтому ему приходилось очень много убивать, дабы доказать зрителю свою полную непригодность для жизни в обществе) - так вот, о чём бишь я? А!.. Вспомнила. Будучи прикован к батарее, педофил и убийца предпочёл сам оторвать себе руку, закинуть её вместе с наручниками за батарею и удрать, - и он снова побежал, виляя, по американским задворкам. Потеряв руку окончательно, он прикинулся ветераном и организовал себе вполне рукоподобный протез, - но каково же было его удивление, когда однажды его пригвоздили к полу, пронзив оставшуюся, здоровую руку здоровым таким ножом. "Руки-крюки!" - должно быть, подумал бедняга. Вообще чувак пережил немало интересных минут. У него была способность заглатывать, не жуя и не задумываясь, всё, что угодно, и однажды ему это вышло боком, точнее - другим известным местом. Когда убийца и педофил проглотил ключ (от камеры хранения, где деньги лежали), заинтересованные лица сняли с него штаны и привязали к унитазу, между унитазом и жопой разместив дуршлаг. Ещё один интересный момент случился при переходе через пустыню с каким-то толстым мексиканцем. Нечаянно убив мексиканца, педофил и убийца его зажарил и съел (без удовольствия - потом его даже тошнило). Этот персонаж запомнится вам надолго, его неистощимой энергии, выдумке и оптимизму можно только позавидовать.
Не может не подкупать, что самый отъявленный мерзавец непременно кого-нибудь любит; даже убийца и педофил любит одну женщину-брюнетку и иногда плачет от обиды - ведь она видит в нем только убийцу и педофила и не хочет видеть его нежное сердце; жестокий надзиратель любит свою мамочку; у всех есть какие-нибудь дочки, сыночки, любимые женушки, любимые девушки, любимые сестрёнки, и почти каждый, плача от накатывающих при одном только взгляде на фотографию дорогого существа невыразимых чувств, держит в заложниках дорогое существо своего врага. Забавно также наблюдать, как ненавидящие друг друга периодически вынуждены жить и работать рядом, и вместо того, чтобы перегрызть врагу горло - они могут лишь вздыхать и думать про себя: "когда же чёрт возьмёт тебя!" (и время от времени напоминать друг другу: "Я помню, что ты убил моего папу!", "Из-за тебя моей девушке отрезали голову!" и т. д.). Если вдруг, о друг-читатель, ты окажешься недоволен своим окружением, вспомни об этих терпеливых убийцах, которые разделяют личное и общественное, и тоже до поры до времени потерпи - потом зарежешь.
Ещё из приятного: в тюрьме Панамы один заключенный нарисовал на стене картину, приблизительно изображающие какие-то муки ада, и написал по-русски: "КАК ТАМ ХОРОШО". Должно быть, этот русский имел в виду, что тюрьма хуже ада. В той же тюрьме исполняли, на испанский манер, какой-то одесский блатняк. Я была тронута.
Для придурков: это пост не содержит ни призывов смотреть сериал "Побег", ни призывов не смотреть сериал "Побег".

natabelush: (Default)
(Пост кота Мура от 23 декабря 2009 года.)
Я знаю, что многие люди читают этот ЖЖ только ради моих, кота Мура, редких высказываний. И я помню, что давно обещал вам рассказать о наших с братом Дитрихом дамах - но всё лапы не доходили. Теперь вот дошли. Тот день, когда дамы появились в нашем доме, был одним из худших дней нашей жизни. Тогда ещё было тепло, за окном что-то чирикало и даже зеленело, и ничего, как говорится, не предвещало, - кроме кривой ухмылки Х. (так я обозначаю нашу Хозяйку), на которую мы не обратили должного внимания. Было так: вдруг, откуда ни возьмись, из странной сумки вывалились два чёрных, мелких, мышеподобных, чужих нам существа с большими ушами; существа балакали на своём языке (какой-то диалект); они немедленно расползлись по нашей квартире, стали валяться на нашей кровати и есть нашу еду. "Это девчонки, чёрные девчонки", - понял я и содрогнулся. Три дня я сидел на подоконнике, поворотившись спиной к происходящему, ни с кем не разговаривал, не ел, не пил, не посещал санузел. Когда Х. пыталась снять меня с подоконника, я напрягался всем телом и говорил: "Уйди, предательница, ты попрала всё самое святое, ты разрушила наши жизни! Я ненавижу тебя, проклятая!". Х. плакала, заламывала руки и стояла перед подоконником на коленях, говоря: "Мурочка, миленький, о! Сойди к нам, не пренебрегай!.." Но я пренебрегал. У Брата Дитриха глаза, которые обычно делаются от удивления размером с блюдца, сделались в этот раз размером с тарелки. Этими глазами он неотрывно смотрел на чёрных кошек, боясь подойти, но не в силах оторваться от зрелища. Кошки обживались. Иногда то одна, то другая подбегала к Дитриху, хлопала его по морде и отбегала. Дитрих на это не реагировал, он продолжал пучить глаза. Хотя он не проявлял агрессии, шерсть у него стояла дыбом - он был как огромный белый шар с глазами. Х. опять плакала, гладила Дитриха, целовала ему пятки и говорила: "Дитрих, мальчик мой, какой ты хороший, добрый! Ты ангел, чистый ангел! Ты потерпи, кошечкам когда-нибудь надоест бить тебя по морде!" А у Дитриха глаза всё круглились и круглились, делались всё больше и больше, он даже забыл, как ими моргать.
Казалось бы, никакого выхода из этого дикого положения не было. Однако Дитрих постепенно приближался к девчонкам, а я, подумав, слез с подоконника, на всякий случай угрожающе шипя. Шип за шипом - мы познакомились. И в один прекрасный (условно-прекрасный, конечно) день оказалось, что мы спим на одной кровати. Более того: кошка Бетти обнаружила свой кротко-мечтательный нрав и, стесняясь, продемонстрировала свою влюблённость в моего брата Дитриха. Про Дитриха нельзя сказать, что он немедленно ответил взаимностью: поначалу он не знал, куда деваться от расточаемых юной кошкой ласк. Но постепенно он привязался к нежной особе. Видя такое дело,
я обратил внимание на вторую кошку, по имени Роми, и сказал ей: "Фройляйн, я вижу, нас хотят склонить к семейной жизни, и у меня нет иного выхода, как начать за вами волочиться; я вижу, нрав ваш схож с моим, вы столь же суровы и рассудительны. Я буду за вами ухаживать - то есть целовать утром и обнимать вечером, но не рассчитывайте на большее. Надеюсь с вашей стороны никогда не увидеть поведения, которое демонстрирует ваша сестра Бетти - то есть вы не будете теребить мою шерсть, тыкаться в меня носом и мурлыкать что есть силы мне в ухо". Роми сказала, что согласна. Забегая вперёд, скажу, что иногда, под шумок, она подваливает к моему брату Дитриху, чтобы получить немного того, чего ей, видимо, всё же не хватает в наших отношениях.
Наши девочки чёрные и блестящие, при этом у них приятно-дымчатый подшерсток, белые медальончики на груди (в знак любви к нам) и белые трусики-бикини (тоже в знак любви к нам). Они похожи на маленьких пантерок и на летучих мышей. Общества они боятся: когда приходят люди - прячутся (те френды, которые приходили к нам в гости, подтвердят, что вступить с ними в полноценный контакт нет никакой возможности). Они не умеют ни читать, ни писать, но в жизни очень ловки (несколько раз проворно отбирали у нас мясо). Удивительно в них то, что от радости они активно машут хвостами - не подёргивают, не шевелят, а именно машут, почти как какие-то, прости-господи, собаки (только их хвосты не совсем по-собачьи ещё и выделывают разные кренделя и разнообразные упругие зигзаги).
Теперь мне даже несколько удивительно, что я когда-то три дня сидел на подоконнике в знак протеста.
фотокарточки )
natabelush: (Default)
(Пост от 16 января 2010 года.)
- Не бойся, Маша, я Болконский!
- Я помню, брат... Мы ведь однофамильцы... - ответила княжна Марья и подумала: "Кончается!.."
- Не бойся, Маша, я Гринёв!
- Гринёв?.. Тебя посадят! - ответила Маша и заплакала.
- Не бойся, Маша, я Грушницкий!
- Сам ты Маша! - ответила княжна Мери и подумала: "Вот дурак. Пойду к Печорину".
- Не бойся, Маша, я Вершинин!
- Ничего не получится: я замужем, - ответила Маша и подумала: "В Москву, в Москву!"
- Не бойся, Маша, я Бурмин!
- Ай! Не он, не он! - на всякий случай воскликнула Марья Гавриловна и упала в обморок.
И так далее.
natabelush: (Default)
(Пост от 20 января 2010 года.)
Интересно, кто-нибудь помнит, что слово "папарацци" некогда было просто именем одного из персонажей "Сладкой жизни" Феллини (речь идёт о шустром парнишке, неутомимом фотографе) - и оно стало нарицательным, потому что когда-то довольно-таки элитарное кино было способно произвести неизгладимое впечатление на все слои общества.
Сейчас я всё брошу и старательно - ибо любовь побеждает лень - перепечатаю для вас несколько феллиниевских цитат из книги "Я вспоминаю..."
Курсив в скобках мой.
***
Семья, Церковь и школа
, изрядно сдобренные фашизмом, - вот что должно было в первую очередь влиять на ребёнка моего времени. Однако лично на меня оказали раннее воздействие сексуальные переживания, цирк, кино и спагетти.
***
Бабушка очеловечивала всех животных. Она могла сказать о свинье: "София влюбилась". Или о козле: "Смотри, Джузеппе ревнует". Присмотревшись, нельзя было не согласиться, что она права.
***
Я предупредил Джульетту (Джульетту Мазину, разумеется), что мы никогда, абсолютно никогда не должны ссориться на людях.
По этому поводу мы основательно поспорили в переполненном ресторане.
***
Он (Марчелло Мастроянни) хотел, чтобы я рассказал ему, каким вижу его героя. Я сказал, что лучше покажу. Я нарисовал человека, которого ему предстояло сыграть, - каким я его видел. Он был один в лодке посреди океана, член его свисал до самого дна, а вокруг плавали обворожительные сирены. Марчелло сказал: "Интересная роль. Я буду её играть".

***
Мне очень хорошо работается с Марчелло, особенно в тех случаях, когда его персонаж находится в двусмысленном положении.

***
При встрече оказалось, что она (Анита Экберг) ещё больше  похожа на свою героиню, чем на фото. "Вы - моя ожившая фантазия", - сказал я ей.
"Я не буду с вами спать", - ответила она.
Её подозрения были понятны.
Она думала, что все мужчины хотят затащить её в постель, потому что именно так и было.
***
Всю жизнь я ощущал присутствие некоего ангелоподобного существа, которое, казалось, грозило мне пальцем. Я знал, что это ангел из моего детства.
***
На съемочной площадке я абсолютно раскован, но в остальное время живу с ощущением, что у меня на носу прыщ или что-то вроде этого.
***
Во сне меня никогда не одолевает половое бессилие. Сны - они настолько выше реальности! Во сне я способен заниматься любовью по двадцать пять раз за ночь.
Во сне я поглощаю восхитительные яства, особенно сладости. Например, мне регулярно снится пышный шоколадный торт.
***
Нас встретила специально прибывшая из Парижа Анук Эме, ещё более худая, чем когда-либо. Никогда не забуду: вот она впервые появляется на съемочной площадке "Сладкой жизни", и, завидев её тонкую фигурку, собравшиеся у ворот студии фанаты в один голос принимаются вопить: "Дайте ей поесть! Дайте ей поесть!"
***
Кто-то заметил, обращаясь к нам: "Вот столик Вуди Аллена". Услышав это, Альберто Сорди вихрем промчался через всю комнату и поцеловал скатерть.
***
Отужинав, Анна (Анна Маньяни) имела обыкновение по пути подкармливать бродячих кошек. Зная эту её привычку, владельцы ресторанов, где она бывала, собирали с тарелок остатки пищи в большую сумку, которую она носила с собой.
***
Мальчиком я притворялся больным, чтобы мне уделяли побольше внимания. В молодости - чтобы избежать призыва в муссолиниевскую армию. В зрелые годы - чтобы не участвовать в церемониях награждений и кинофестивалях. Наконец под старость моё здоровье основательно пошатнулось, и теперь я делаю всё от меня зависящее, чтобы скрыть от окружающих правду, ибо моя телесная немощь отнюдь не преисполняет меня восторгом.
***
Когда я был маленьким, мои сверстники то и дело говорили: "Вот когда я вырасту..." Я никогда не говорил ничего такого. Я просто не видел себя взрослым. Меня это не интересовало.

***

natabelush: (Default)
(Пост от 25 января 2010 года.)

Пишу сей бессмысленно-мизантропический пост вроде бы в связи с днём рождения Вирджинии Вульф, хотя она, бедняжка, не имеет к нижеследующему прямого отношения.
Дело в том, что много лет я наблюдаю полную растерянность населения перед произведением "Кто боится Вирджинии Вульф?" Свидетельства этой растерянности всё время лезут мне на глаза.
Первым номером нашей программы идут совсем уж тупоголовые люди. Совсем уж тупоголовые люди считают, что "Кто боится Вирджинии Вульф?" - это название некоего произведения самой Вирджинии Вульф.
Те, кто склонны слегка задумываться, логически рассудив, полагают, что это, видимо, произведение о жизни Вирджинии Вульф, и вроде как они его даже читали (хе-хе).
Просвещённые сограждане, смотревшие экранизацию "Кто боится Вирджинии Вульф?"*, не могут, однако, дать внятного ответа на вопрос - а к чему там, собственно, Вирджиния Вульф? Хотя могли бы врубиться по контексту, придурки.
Некоторые, с интеллигентным имиджем, утверждают, что читали исходную пьесу**, однако они тоже как-то не въехали, зачем персонажи поминают Вирджинию Вульф в дурацкой песенке (из чего я делаю неутешительный вывод, что люди таки ничего не читали, поскольку для читающих касательно Вирджинии Вульф наличествуют пояснения, примечания, сноски, - на блюдечке, с каёмочкой).
-----------------------
*Фильм 1966-го года с Ричардом Бартоном и Элизабет Тейлор в главных ролях, радующий прекрасной актёрской игрой и строгим следованием тексту пьесы. Действительно великолепная экранизация. Телеспектакль "Современника", увы, бледнеет на этом фоне, но в принципе смотреть можно (хотя лично я против).
**Автор пьесы "Кто боится Вирджинии Вульф?" - Эдвард Олби, американский драматург (род. в 1928-м году); пьеса отличается отрадным количеством грубостей и непристойностей, жестокими словесными играми, пристальным вниманием ко всяческим душевным конвульсиям и славной атмосферой здорового, ядрёного абсурда, - всё это, разумеется, в равной степени относится и к упомянутому фильму.

-----------------------
P.S. Если и вы почему-либо не постигли глубокий смысл названия "Кто боится Вирджинии Вульф?" - его раскроет для вас заголовок этого поста.
P.P.S. А ещё - чтоб два раза не вставать, - меня потрясает уверенность большинства населения в том, что фильм "Великая иллюзия" (французский фильм 1937-го года, режиссёр Жан Ренуар) - это про кино. Не знаете, дураки, так помалкивайте. Потому что это, блин горелый, ну совсем не про кино! А про Первую мировую войну. Блин. Где мой парабеллум?..
natabelush: (Default)
(Пост от 16 марта 2010 года.)
Вообще я очень добрая. Поэтому расскажу сейчас что-нибудь хорошее и "позитивное" (тьфу).
Однажды, например, я оглохла на одно ухо. Почему - долго рассказывать. Несколько месяцев мир был совсем другим. Когда всё пришло в норму, я подумала, что у меня был бесценный опыт. Но теперь я почти забыла это ужасное ощущение полу-глухоты. Помню только, как странно звучал мой собственный голос, как мерзко гудел он у меня в голове...
Шло время. И однажды я ослепла на один глаз. Почему - долго рассказывать. Несколько месяцев мир был совсем другим. Когда всё пришло в норму, я подумала, что у меня был бесценный опыт. Но теперь я почти забыла это ужасное ощущение полу-слепоты. Помню только, как быстро утомлялся здоровый глаз, как болела голова и как первое время была нарушена координация...
Шло время. Однажды мне почти отказали ноги. Почему - долго рассказывать.
Зато этот бесценный опыт я помню, как будто всё было вчера.
Ходить я могла, но с трудом, на обе ноги как бы припадая, да ещё с подвывертами - в общем, ногами, будто перебитыми в двадцати пяти местах, я шла в некую полиомиелитную присядочку
с притопами, переходящую в пляску святого Вита. И как на грех, пришлось выйти из дома, так как  по доброте душевной (см. начало поста) я очень заранее обещала сестре и её сыну посетить с ними музей. И вот я, значит, вышла из дома и потащилась, медленно и странно.
Никогда не забыть мне физиономий прохожих - ужас, сострадание,
жалость сменяли друг друга, переливаясь так и этак, перетекая из одного в другое. Я пошла дворами до метро. Дети останавливались на своих маленьких трёхколёсных велосипедах и громко спрашивали мам, что с тётей, и мамы бросали на меня извиняющиеся взгляды и шептали что-то изумлённым ребятишкам. Да, это была душераздирающая картина: стояла осень, и своими покривившимися припадочными ногами я загребала палую листву. Солнце светило щедро, но прощально. Идущие навстречу отводили взгляд, а потом явно смотрели вслед и думали "нет, моя жизнь не кончена! вон какие живут, и ничего".
Когда я дотащилась до метро, я поняла, что по лестнице буду спускаться часа полтора. К счастью, нашлись люди - помогли. За спиной я слышала: "блин, симпатичная, и такое, блин, уродство". В метро мне немедленно уступили место. Сесть, как все нормальные люди садятся,  не могла - я и это делала с подвывертом, раскидывая ноги. Люди вокруг грустнели. Когда я вставала, мне помогали.
(Забегая вперёд, скажу, что человеческое сострадание доходило аж до того, что в музее, когда мы захотели поесть и зашли в буфет, нас накормили! - хотя буфет уже закрывался, и на нас сначала прикрикнули - типа "прочь отсюда!" - однако увидев меня, ковыляющую прочь, буфетчики испытали сильнейшую сердечную боль, взяли свои слова обратно и дали нам бутербродов и пирожных. А ещё в музее мне позволили воспользоваться служебным лифтом, так как с лестницами, как я уже говорила, у меня не складывалось.)
Однако вернёмся назад. С сестрой и племянником мы встречались в метро. Я выползла из вагона, увидела их издалека и замешкалась. Мне предстояло преодолеть почти всю станцию. "Если уж незнакомые люди при виде меня так страдают, то сестра, увидев, как я иду, сойдёт с ума от горя! Она же такая чувствительная", - подумала я. Стиснув зубы, я попыталась выпрямить ноги и идти ровно. Скажу без преувеличения - боль была адская. Походка продолжала оставаться странной, но формально меня можно было отнести к прямоходящим. Сестра смотрела на меня, приподняв брови в некотором недоумении, когда я к ней приближалась с видом стойкого оловянного солдатика.
Когда я до неё добралась, она спросила: "Ты что, обкакалась?"

natabelush: (Default)
(Пост от 20 апреля 2010 года.)
По-моему, это была лучшая девчонка всех времен и народов. Потому что улыбалась не из корысти, а следуя своей натуре. Вот у нас, грешных, с детского сада лица хмурые и озабоченные, будто мы страдаем хроническим геморроем и мировой скорбью.
Не такова была эта девчонка:
10.75 КБ
МНОГО ФОТОГРАФИЙ НА РАДОСТЬ ЛЮДЯМ )
natabelush: (Default)
(Пост от 29 апреля 2010 года.)
(Парень пытался отвертеться от отправки на фронт, за него писали прошения, но в сорок третьем его всё-таки забрили в армию.)
"Мы снова ютимся в грязи, в какой то землянке... При каждом сообщении вермахта усиливается страх перед будущим. Неужели всем надеждам, всем ожиданиям обеих сторон суждено быть напрасными? Откуда-то, словно голоса привидений, раздаются перезвоны колоколов, зовущие к воскресной мессе... Неотёсанные бурши, сидящие внизу, в подвале, символизируют для меня современное человечество. Такое, каким оно взвалило себе на плечи эту войну. Может быть, кое-кто и ужаснётся, заглянув мне в душу, отшатнётся, увидев там опустошённость, которая отвоевала себе всё пространство...
Третья симфония Брамса. Про неё можно написать целые романы. Слава Богу,  помню её наизусть. Что так трогает при всей её сжатости и строгости форм, так это насыщенность тем неосознанным, что может выразить лишь музыка...
Странные вещи происходят с надеждами на будущее. Если погрузиться целиком и полностью в фронтовые будни и втянуть голову в плечи, разум почему-то со всей очевидностью уверяет нас в том, что надо надеяться на хороший исход... Почти само собой разумеется, что человек готовит себя к будущему, но, кроме этого, есть ещё и что-то упрямое, навязчивое, неоспоримое, что вновь и вновь твердит тебе: ты выживешь... Ежедневный "рацион" из девяти патронов я выпускаю сразу после получения в ночное небо".
И вот вам прелестная, одна из моих самых любимых, песенка Шуберта в исполнении этого бывшего солдата - Дитриха Фишера-Дискау, за роялем Святослав Рихтер (в песенке поётся, коротко говоря, о рыбаке, у которого всё отлично, только в любви не везёт):

natabelush: (Default)
(Пост от 8 мая 2010 года.)
Гайдаевскую "Бриллиантовую руку" люди обычно помнят наизусть. Во всяком случае - те, кого не посетил г-н Альцгеймер. Но на одну фразу мало кто обращает внимания. Когда милиционер вручает Семёну Семёнычу Горбункову пистолет, Семён Семёныч говорит: "С войны не держал боевого оружия".
Юрий Никулин воевал и тоже понимал в боевом оружии.
А однажды в ленте кто-то написал удивлённое - ух ты, оказывается, на фронте был Иннокентий Смоктуновский. Хотя что значит "был". Курская дуга - это "очень был". Про плен я уж не говорю; Смоктуновский, кстати, рискнул и бежал, когда их гнали в Германию. Потом он дошёл до Германии другим путём, с нашими войсками.
А Зиновию Гердту после ранения сделали одиннадцать операций на ноге...
В бытность свою не помню кем я брала у Гердта интервью (совсем давно это было). Пока ехала к ним за город, попала под основательный летний ливень. Меня переодели, обсушили, дали горячего супа и водки - во избежание простуды, - после чего я заявила, что хочу спать (от водки у меня всегда так). Поспала, потом говорю: "Таки я должна взять у вас интервью". "Ах, - сказал Гердт, - всем вам от меня только одного надо..." Эта фраза вошла в интервью, насколько я помню. Другая не вошла; когда мы сидели в саду на скамейке, окружённые сердитыми шмелями, Зиновий Ефимович сказал: "Какие у тебя щёки смешные, пухлые, настоящая кукла!" - и от души поцеловал в щёку. В общем-то, я его понимаю.
Конечно, и о войне я спрашивала, и о том ранении. "Я сразу понял - ногу я потерял. Но меня это не огорчило: ведь я был живой, ЖИВОЙ! Это было счастье - отдать ногу вместо жизни".
При этих людях воздух был чище. Должно быть, сейчас не все это осознают, но последние ветераны уйдут, что называется, при жизни нашего поколения - и тогда действительно будет "всё разрешено". Военная тема будет разрабатываться всяческими сумасшедшими уже безо всякой оглядки на кого бы то ни было. И танки с парусами покажутся не такими уж странными, и Тарантино отдохнёт.

P.S. Да, кстати, когда я визировала интервью, я пыталась вернуть одежду, в которую меня облачили Гердты после дождя; попытки были пресечены, потому что "это же твой размер". Брюки (вельветовые, новые) принадлежали внуку Гердта Орику; его, кажется, даже не спросили, желает ли он делиться своим гардеробом. Я их потом долго носила. Носила, пока не износила...

СОН

Jul. 30th, 2011 11:14 pm
natabelush: (Default)
(Пост от 3 июня 2010 года.)
Интересно, замечал ли кто-нибудь, что "Сон" Лермонтова - очень кинематографическое стихотворение. Персонажу снится не просто сон, а сон с двойным дном (с двойным - как минимум). Это же просто саспенс какой-то. К тому же просто красиво, когда на долину Дагестана с её полдневным жаром наплывает веселый разговор пирующих  где-то в России.

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана;
По капле кровь точилася моя. 

Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня — но спал я мертвым сном.
 

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.
 

Но в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена;
 

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди дымясь чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей.

Ему снится девушка, которой снится он, которому снится девушка, которой снится он - можно было бы продолжать и продолжать (я обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли я, хе-хе). Я вот только не знаю, был ли герой уже мёртв в самом начале (хотя "мёртвый сон" на это вроде бы указывает, есть сомнения - многие русские после мертвого сна успешно просыпались, да и кровь ещё "точилася"), - или же он умер в тот момент, когда героиня увидела его труп во сне. Должно быть, именно встреча двух снов и была моментом смерти, и переступивший черту герой уже смотрит на себя со стороны, встретив себя в чужом сновидении внутри своего; отмечает чернеющую рану трупа (а кровь, однако, ещё льётся, хотя и "хладеющей струёй"; вот, должно быть, неприятно умирать от кровопотери).
С другой стороны - вот так зависнув между сном и явью, видя сон, в котором ты кому-то снишься, можно умирать тысячелетиями, и это будет своего рода бессмертие. Вроде ты труп, а вроде и не труп.
Кстати, про труп. Набоков сердился на этот "знакомый труп", справедливо замечая, что правильно было бы "труп знакомого".
От себя добавлю, что свинец, поразивший сновидца - это засада. На слух "с свинцом" очень нехорошо, получается "с винцом в груди  лежал недвижим я"; и, кстати, этот покойник - не единственная жертва пристрастия Михаила Юрьевича к винцу-свинцу: Александр Сергеевич Пушкин, невольник чести, который кроме того, что пал
, оклеветанный толпой, также сделал это у Лермонтова с винцом в груди ("и жаждой мести, поникнув гордой головой"). К сожалению, казус ушёл в народ.
На этом мы закрываем поэтическую страничку (уходим пить пиво, стучать воблой по столу и нецензурно выражаться).

natabelush: (Default)
(Пост от 9 июня 2010 года.)
Вот, например, женская логика - известное общее место. Мне это место никогда в чистом виде не встречалось (или я в него не попадала). Но вот не так давно... - сейчас, Ирис,  я про тебя напишу!
Не так давно с подругой валяемся на кровати - в хорошем смысле, кино смотрим, - и я замечаю на пальцах ног ея удивительный педикюр, редкой красоты. Спрашиваю, зачем столь изрядные средства тратить на ногти, которые болтаются где-то внизу и далеко не всякий встречный будет подносить их к носу или сильно нагибаться, чтобы в полной мере оценить.
"Я вращаюсь в таких кругах, - говорит подруга, - в таких кругах, в таких кругах - по роду своей деятельности, - что мне совершенно необходимо производить самое блестящее впечатление, чтобы богатая клиентура принимала меня за более или менее своего человека и доверяла свои денежки".
Потом ещё были рассуждения, что летом закрытая обувь абсолютно неуместна, в связи с чем ногти на пальцах её ног приобретают статус лица фирмы.
Сказавши всё это, подруга начинает привычно грызть ногти на руках - на руках, не на ногах, дорогой читатель, - усугубляя их состояние, которое можно обозначить как "скоро покажутся кости".
- Ужас, ты опять грызёшь, не грызи! - кричу я и бью её по рукам - бью настолько сильно, насколько позволяет мне мой статус (то есть, прямо скажем, не очень сильно). - Почему ты маникюр-то не сделаешь, все ногти обгрызла, как же твои клиенты, что они подумают, увидав твои руки?
- А руки я всё время прячу! - говорит она. - Затруднительно, конечно, особенно когда договоры подписываешь.
И вот когда она это произнесла, я решила, что наконец столкнулась с примером настоящей женской логики в её самом чистом виде.
Но нет.
Через пару дней у меня тут сидел один родственник. Я поставила на кухонный стол пакет с продуктами и попросила родственника посидеть на кухне пять минут, буквально пять минут, и проконтролировать котов, которые могут продуктами заинтересоваться и часть уничтожить, что при их проворстве будет совсем даже неудивительно.
Вернувшись на кухню через проанонсированные пять минут я обнаружила пакет, всё так же стоящий на столе; кроме того, я увидела посреди кухни - вскрытую упаковку с куриными запчастями, в одном углу - одного кота с куриной ногой в зубах, в другом углу - другого кота с куриной ногой в зубах, а также кошек и Франца, пребывающих в большом волнении по поводу происходящего, и, наконец, родственника, лениво набирающего смс в своём телефоне и болтающего ногой посреди этой куриной вакханалии. Причём всё это бросилось мне в глаза во всех подробностях, одномоментно и мощно, как  боксёрская груша прилетает в лоб зазевавшемуся новичку, зашедшему просто посмотреть тренировку. Орала я, конечно, долго и нецензурно, щедро награждая родственника подробными характеристиками, заглядывая в глубины его подсознания и агрессивно интервьюируя
. Если сделать краткую выжимку из этого интервью, получится примерно так:
- Ты не видел, что они воруют продукты (козёл)?!
- Но ведь пакет стоит на столе, всё в порядке...
- Ты не видел, что его содержимое несколько сократилось (козёл)?!
- Ты сказала смотреть за пакетом, а он на месте...
- Ты не видел, что они запрыгивали на стол и рылись в пакете (козёл)?!
- Как-то не обратил внимания... А сам пакет на месте!
- Ты не видел, что они жрут курицу (козёл)?!
- Ну, вообще-то я видел... Но пакет-то на месте...
- Почему ты не связал наличие пакета с продуктами и пожирание котами не пойми откуда взявшейся курицы, - не из воздуха же она появилась (козёл)?!
- Как-то не связалось... Я подумал - вот как хорошо, кушают что-то... И пакет на месте...
- Ты не видел, что посреди кухни валяется вскрытая упаковка с куриными запчастями (козёл)?!
- Как-то не зафиксировался... А пакет-то - вот он, на месте...
- Тебя не смутило, что пятеро котов и кошек пришли в большое волнение, чтоб не сказать в ажитацию, и конкурируют тут в борьбе за куриные ноги (козёл)?!
- Я подумал - вот как хорошо, весёленькие какие... И пакет с продуктами не трогают... Вот он, пакет-то!
Это я всё к тому, что будь на месте родственника какая-нибудь женщина, все его речи могли бы быть объяснены "женской логикой", но поскольку он таки мужик, я решила считать, что никакой женской логики не существует; есть только таинственный туман, время от времени заполняющий головы как мужчин, так и женщин, а также детей, стариков и крокодилов (последние никак не могут связать наличие изделий из крокодиловой кожи с сокращением их, крокодилов, численности - они думаю, что это просто так совпало).


natabelush: (Default)
(Пост от 30 июня 2010 года.)
Типичный образец музыкальной передачи начала тридцатых годов:
"Деревня "Серебряный бор". Летние сумерки. Зажглись первые звёзды над потемневшей речкой в крутых, заросших берегах. От воды тянет свежестью, травяным острым запахом. В воздухе ещё не осела розовая пыль от ушедшего солнца. Только что убрались со скотиной, слышится мерное успокоительное жевание, свежий хруст и дробная стукотня овечьих копытец о стенки хлевов. А по ту сторону речки сияет огнями колхоз "Красный партизан". Там шум и движение ещё не улеглись. Пыхтит электрическая станция, снуют доильщицы с вёдрами, полными молока, тарахтят трактора, только что пришедшие с поля. Медленно, с песнями подходят и и усаживаются на брёвнах женщины. Исполняется песня "Не я  ли молода". Поют много, поют охотно, музыкой увлекаются.
Наташа:
- Алёша, сыграйте сначала "Шотландский танец" Бетховена, а потом "Музыкальный момент" Шуберта.
Прерывают чтение правительственного декрета - и поют, и играют: Балакирева, Римского-Корсакова, Коваля, Белого и Давиденко. Переругиваются с раскулаченными и исполняют "Урожайную-плясовую" Васильева-Буглая".
(Цитировала из книги Е. Власовой "1948 год в советской музыке". Поскольку это нынче моя настольная книжка, завтра ещё что-нибудь процитирую.)

natabelush: (Default)
(Пост от 21 июля 2010 года.)
Сегодня у нас тут день котёнка Франца!
Моя подруга Ирис одолжила мне камеру, я сняла Франца, Ирис смонтировала, и теперь у нас есть кино про нашего полосатого малыша.
В качестве музыкального сопровождения я предлагала "В движенье мельник жизнь ведёт", для бодрости и комического эффекта, но Ирис сочла, что Франц очень лирический кот, и поэтому он у нас существует под шубертовскую же "Баркаролу", волшебную песню.
И действительно - очень лирический кот получается! Обнять и плакать!
Посмотрите, послушайте:
natabelush: (Default)
(Пост от 24 августа 2010 года.)
Об опасности экспериментов над живыми людьми.
Это было давно. У меня была собака. Нас выдавили за пределы Москвы, потому что никто не хотел сдавать квартиру человеку с собакой. Поэтому мы жили в Подмосковье. Ездили в электричках.
Однажды, раннею зимой, я последней электричкой возвращалась в свою Малаховку, и меня, безбилетного пассажира, поймали два парня-контролёра. Денег у меня не было, и контролёры решили меня высадить. Мне это было всё равно, потому что мы как раз подъезжали к моей станции - очень удачно сложилось. Контролёры меня контролировали, намереваясь проследить, чтобы я действительно вышла и не вбежала обратно, в соседний вагон, например. Мы стояли в тамбуре, за мутным стеклом мелькали голые черные деревья, подвывал ветер, и настроение складывалось апокалиптическое. Парни не знали, что мне сейчас и так выходить, и потому лица у них были строгие, печальные и даже величественные, как у людей, выполняющих, может быть, неприятный, но священный долг. Лица молодых чекистов из советского кино.
- Мне, значит, придётся всю ночь пешком идти, - размышляла я вслух, решив зачем-то их разжалобить, - электричка-то последняя... Лишь бы не убили и не изнасиловали... И ночи уже холодные - не упасть бы в какую-нибудь канаву и не замёрзнуть насмерть...
Ещё некоторое время я поговорила сама с собой о ближайших перспективах. Кажется, я наврала, что мне нужно чуть ли не в Рязань.
Электричка остановилась. Я собралась выйти. До дома мне было идти минут пятнадцать.
- Прощайте, - говорю. И смотрю на контролёров так грустно-грустно. Чтобы навсегда запечатлеться в их контролёрской памяти. Вы, мол, меня погубили, вы. И делаю шаг на платформу - так, будто шагаю в пропасть...
В парнях проснулось человеческое, они в последний момент вцепились в меня мёртвой хваткой и стали затаскивать обратно в электричку:
- Ладно уж! Ладно уж, оставайтесь! А то действительно! Ночь! Холодно!..
- Нет, нет! - закричала я и стала вырываться. - Нет, я выйду! Вы же обязаны меня высадить! У меня нет билета!..
Вырвалась. Двери захлопнулись. Электричка поехала. Оторопевшие контролёры, уносимые прочь, взирали на меня из-за стекла - как на человека, который пожертвовал собой ради идеи. Ради той идеи, что безбилетный проезд должен караться по всей строгости закона. Думаю, они в первый и последний раз столкнулись с таким беспримерным самопожертвованием.
Я помахала им рукой и пошла домой.
Однако если бы они меня удержали... Это была бы совсем другая история.

natabelush: (Default)
(Пост от 6 сентября 2010 года.)
Итак, дорогие друзья, наше доморощенная кинокомпания с гордостью представляет обещанный триллер про зомби. Съемки дались нам тяжело. Дух Чайковского, произведение которого было нами безжалостно обработано, всячески препятствовал. Зато таких страшных зомби я не видела даже в высокобюджетных голливудских фильмах. Моё призвание - быть зомби! Я действительно могу ужаснуть! Убедитесь:

Однако мне не очень хочется, чтобы вы запомнили меня такой, поэтому очень, очень прошу посмотреть (или - пересмотреть, если видели) предыдущую нашу потешную работу, где я выгляжу совершенно, как мне кажется, нормально.
ДА, ЗДЕСЬ Я ЕЩЁ НИЧЕГО )
natabelush: (Default)
(Пост от 17 сентября 2010 года.)
Когда мне было лет двадцать с небольшим, я постоянно ездила в Ярославль. У меня там был, с позволения сказать, роман...
Описать всё это довольно непросто. Человек говорил "приезжай", и я немедленно, всё бросив, ехала в этот самый Ярославль и проводила там сутки или двое. Моё достоинство нестерпимо страдало бы из-за такого расклада, когда бы я не была с этим человеком совершенно счастлива. Главное было - молча принять предложенные условия: со мной никто не собирался связывать жизнь. Эти встречи были остановками, перекусами, случайными пикниками, о которых никому не рассказывают. Время мы проводили прекрасно - Ярославль город интересный. Я постепенно осмотрела все "достопримечательности", особенно полюбила одну церковь, стоящую в стороне от туристических маршрутов - там было тихо, как в раю, паслась пара дышащих на ладан старушек, на задворках благоухали душно-сладкие цветочки, - в сами церкви, впрочем, я никогда не заходила из-за аллергии на православие. Иногда мы ночевали в каком-то деревенском доме, катались на лодке, потрошили рыбу... Другая жизнь, совсем другая. Однажды шли по городу, и он - кстати, Борисом его звали, - Борис, значит, говорит: а я здесь живу, можно зайти пообедать. Ну, мы и зашли. Нам очень обрадовались - его мама, папа, сестра и два брата, младший был совсем пацан. Меня они ни о чём не расспрашивали, удовлетворившись тем, что я - Наташа. Борис к родственникам был равнодушен и скрыть этого не пытался. Он вообще был странным - постоянно расслабленным... причём это была расслабленность конченого человека, а не довольного жизнью. Да, складывалось впечатление, что он именно жил-жил и в какой-то момент взял и кончился. Он очень легко входил в контакт с людьми - лодочниками, рыбаками, церковными старушками, священниками, - и выглядел заинтересованным, живым, даже перескакивал, когда было нужно, на волжский говор, - но мне было очевидно, какое глубокое, серое, беспросветное равнодушие за этим стоит, какая адская скука. Я быстро оставила попытки его очаровать своей красотой, умом и сообразительностью - в этом не было никакого смысла. Всякими там искусствами и литературами он не интересовался, хотя всегда был "в материале" - он всё знал, и обо всём, о чём ни спроси, отзывался дурно - про роман Набокова "Лолита" сказал, что это коровья жвачка. А про "Доктора Живаго" высказался и вовсе нецензурно.
Я не знала о нем ничего. Однажды спросила, где он работает - он ответил "в библиотеке", но, по-моему, это была шутка. Зато главное - то есть то, что могло бы стать главным на обывательский взгляд, - он рассказал сам: время от времени он лежит в психушке, причём ложится туда добровольно, его принимают как родного и не задерживают, когда он решает уйти. От этих новостей я несколько оторопела, но я уже была так привязана к человеку, что психушка ничего не могла изменить. В сущности, его поведение со стороны можно было расценить и как совершенно нормальное. Он даже дарил мне подарки. Когда мы виделись в последний раз, он подарил мне босоножки, такие удобные и крепкие, что они до сих пор "на ходу".
В какой-то момент он перестал звонить и говорить своё "приезжай". Я решила - вот всё и закончилось. Но на самом деле - я ждала. Я не знала ни телефона, ни адреса, и не запомнила того дома, где жили его родители и где мы один раз обедали. В итоге я написала в ярославскую психушку, что меня ужасно интересует судьба пациента такого-то, моего дальнего родственника. В письмо я вложила конверт с моим адресом; через две недели пришел ответ, что пациент такой-то умер - повесился.
Пережив известие (не без нервного срыва), я несколько лет не вспоминала эту историю, не пыталась анализировать - всё равно не было перспектив до чего-то додуматься. Поскольку странный роман был параллелен основному сюжету, моя жизнь не рухнула. Даже когда я поехала недавно в Ярославль с одним приятелем, ничего внутри не перевернулось. Я ехала туда, как в первый раз. Взяла видеокамеру, рассчитывая поснимать счастливых людей (Ярославль готовился к празднику, и это должно было как-то отразиться на лицах горожан). Но мой глупый приятель потащил меня к каким-то развалинам на окраине и стал там под мои стоны ковыряться. Я ныла, что мы куда-нибудь провалимся, найдём труп или будем убиты шайкой юных наркоманов, а приятель, не слушая меня, целеустремленно спускался в подвал разрушенного дома... Рядом со мной что-то зашуршало, я обернулась - по узкой, почти заросшей тропинке шёл человек, лысый, с рыбьими глазами... Приблизившись ко мне, он задержался и спросил, будто продолжая беседу, буквально следующее: "Борис Леонидович вам их подарил в ваш последний приезд, верно?" - и показал на мои босоножки. Я будто глотнула огня и отшатнулась; приятель, почуяв неладное, стал поспешно выбираться из подвала, я сделала ему знак рукой - стой, где стоишь, - и вцепилась незнакомцу в плечо: сейчас, сейчас он мне ВСЁ расскажет - почему Борис лежал в психушке, почему он вообще был таким, почему повесился, - и только я перевела дыхание, чтобы спросить - "Вы знали Бориса?" - как раздался страшный грохот: кот Мур скакал за своей кошкой Ромкой, сшибая на пути стулья, а за ними топотал Франц, задрав толстый хвост; несколько раз они проскакали мимо моих сонных глаз, пока я соображала, что всё это, от начала до конца, мне только что приснилось, и не было никакого повесившегося Бориса в моей жизни, а в Ярославле я в действительности была один раз и провела там пару часов, не заведя, разумеется, никакого романа.

Я решила записать этот сон, потому что он меня поразил своей абсолютной реалистичностью. И мне до сих пор досадно, что коты разбудили меня на самом интересном месте. Я хочу знать, что случилось с Борисом, чёрт возьми! Даже если его не существовало в природе.
natabelush: (Default)
(Пост от 11 октября 2010 года.)
Когда говорят о голливудском "большом стиле" - что это, дескать, дрянь страшная (и в этом есть изрядная доля правды) - да и вообще когда с пренебрежением говорят о Голливуде с его кинг-конговским размахом, - я всегда с нежностью вспоминаю, что для фильма "Унесённые ветром" в течение целого месяца выбирались ткани, из которых потом шили костюмы для Вивьен Ли. Группа товарищей занималась этим делом, не покладая рук. И весь месяц выбирались не цвета, а только фактуры. Почему-то именно это запало мне в душу и неизменно восхищает.
А что такое "маленький стиль" (ведь если есть большой, должен быть и маленький), я могу рассказать. Один мой кинематографический знакомый собрался выкинуть старую кожаную куртку. На полпути к помойке куртку у него выпросили другие кинематографисты, чтобы одеть в неё героя своего фильма. Ну, или антигероя. Кому впору придётся.
Как сыграла куртка, я не знаю, поэтому предлагаю посмотреть, как сыграли ткани.
82.84 КБ
Кстати, это мой любимый снимок Вивьен Ли. Заметьте, как чудесно тут смотрится сигаретка.
МНОГО ВИВЬЕН ЛИ БЕЗ СИГАРЕТКИ )

Profile

natabelush: (Default)
Запасной аэродром

February 2014

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 05:17 pm
Powered by Dreamwidth Studios