Jul. 10th, 2012

natabelush: (Default)
У него был настоящий литературный дар: переводы его, в том числе стихов, поразительно точны, изобретательны и вместе элегантны; он сочинил, как уже сказано, большой роман и напечатал превосходно написанные воспоминания под названием, которое можно бы перевести как “Сбывшиеся сны и гибелью грозящие положения”.
Вообще, это был, повторю, человек исключительных дарований. Получив благодаря жертвенным стараниям родителей превосходное домашнее воспитание и отличное образование в частной гимназии, а потом в Гарварде, он учился в лучшей в мире вокальной школе в Милане, вступив на поприще профессионального оперного баса. Он дебютировал в “Богеме” в роли Коллина, философа из первого акта; в последнем он закладывает любимую шинель, чтобы на вырученные деньги купить лекарство для умирающей любовницы друга (которого играл Паваротти, тоже дебютант в тот вечер). И бас и тенор получили первые призы. Родители его были в зале, и трудно себе представить, чтобы у Набокова не мелькнула мысль о вывернутом наизнанку гоголевском сюжете.
Несмотря на ранний успех, а он пел на лучших оперных сценах в продолжение более двадцати лет, карьера его высоко не залетела. Она требовала нераздельной самоотдачи, между тем как он все время делил ее с отнимающими время и силы увлечениями, среди которых автомобильные гонки были одно время главным, причем тоже на лучших европейских сценах: знаменитый автодром в Монце, рядом с Миланом, был в двух шагах от его квартиры, и гоночные машины Формулы-1 (с открытыми колесами) часто сотрясали окна своими басами-профундо. Он и там взял множество призов. В то время гонщики разбивались чаще и фатальнее, чем теперь, и это его увлечение было предметом ужасных тревог его родителей: подобно пожилым родителям ненормального юноши из “Условных знаков”, они с замирающим сердцем ждали у телефона в комнатах, которые с начала 1960-х годов занимали в старом крыле огромной гостиницы “Палас” в Монтрё, когда он наконец позвонит после очередной гонки, чтобы подтвердить, что жив и цел. “Хочется перекреститься всякий раз, что он звонит”, — признался как-то Набоков своей сестре. С тем же затаенным ужасом они дожидались у подножья высоченных Тетонских скал в Вайоминге, тревожно глядя вверх, где в быстро сгущавшихся сумерках горный массив уже терял очертания и казался просто расплывчатой свинцовой равнодушной стеной, не зная, что их семнадцатилетний сын застрял на узком карнизе в двух верстах над ними.
Боль он мог выносить чрезвычайную (однажды полетел из Флориды в Швейцарию со сломанной на теннисе ступней, при его почти двухметровом росте и шестипудовом весе), отважен был отчаянно. И он всегда звонил им. Когда, выкарабкавшись через окно из горящей “феррари” (у нее на большой скорости на шоссе из Монтрё в Лозанну отказали тормоза и она на лету влетела в парапет), он лежал потом с обгоревшим телом в огромном пузыре в лозанской клинике, превозмогая дикую боль, — слабым, но спокойным голосом он известил по телефону старую мать (отец уже умер), что не может, как уговаривались, обедать у нее вечером. Конечно, это героика некоторых героев романов Набокова, но она была ему свойственна по натуре, а не усвоена подражанием.
Барабтарло о Дмитрии Набокове: http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/7/b15.html
(Кстати - из писем Владимира Набокова Вере: http://natabelu.livejournal.com/231926.html
И для контраста - из писем Набокова Уилсону: http://natabelu.livejournal.com/267990.html)
natabelush: (Default)
И ещё кое-что о Типпи Хедрен и немного о дочери её, Мелани (по этой ссылке пойдя, неместные поймут, о ком речь).
У великолепной Типпи была (и есть) страсть, грозившая гибелью и таившая для смертного сердца неизъяснимы наслажденья. Страсть к кошкам. К большим, мощным, страшным кошкам - тиграм, леопардам, гепардам. А особенно её тянуло ко львам. Вместо того, чтобы собирать календарики с суровыми кошечками, она пользовалась любой возможностью прильнуть ко всякой косматой гриве. И активно создавала эти возможности. То, что Типпи дожила до наших дней - из серии "так получилось". Однажды ей удалось раскрутить тогдашнего мужа, Ноэля Маршалла - тоже любителя животных, и двоих его детей, и собственную дочь Мелани и ещё кучу народа на создание фильма "Рык" (иногда переводят как "Рёв", но мне нравится "Рык"), в котором огромное количество больших кошек и примкнувшие к ним слоны изобретательно троллят человеков. Фильм снимали одиннадцать лет, при этом события "Рыка" охватывают очень короткий период времени, и главная героиня, которую играла Типпи, там не стареет и не молодеет, из чего можно сделать вывод, что такая прорва лет была потрачена на налаживание контакта с животными и создание праздничной атмосферы на площадке, хе-хе. На "Рык" ушло 17 миллионов, фильм вышел в начале восьмидесятых и не окупился. Его называют самым дорогим хоум-видео в мире. "Рык" действительно сложно счесть кинематографическим шедевром, однако впечатление он производит - главным образом близостью кошачьих морд к  людским ресурсам и поведением кошечек в кадре. В некотором смысле "хоум-видео" - это комплимент: в нынешние времена подобное кино было бы сплошным компьютерным ухищрением.


ДЕТИ, БЕРЕМЕННЫЕ И СЛАБОНЕРВНЫЕ, СРОЧНО СОБЕРИТЕСЬ У ЭКРАНОВ )

Profile

natabelush: (Default)
Запасной аэродром

February 2014

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 05:07 pm
Powered by Dreamwidth Studios