natabelush: (Default)
[personal profile] natabelush
Д.Д. Шостакович получал тысячи писем. В том числе и как депутат Верховного Совета. Депутатство его было, конечно, вынужденным, но поскольку он относился к своим депутатским обязанностям с полной серьёзностью и практически всегда реагировал, слухи о его отзывчивости в народе распространились; к нему обратилось с письменными просьбами огромное количество людей (плюс он вел еще и личный прием). На большинство его запросов вышестоящие инстанции отвечали в стиле "не представляется возможным", но иногда - после, как правило, долгой переписки с чиновниками, - Шостаковичу удавалось облегчить людям жизнь. По письмам можно судить о главных бедствиях: жилищно-коммунальные кошмары, нищета, проблемы инвалидов, произвол начальства, неправедный суд, условия жизни в лагерях. Поражает количество больных туберкулезом. Обращаю особое внимание, что нижеследующие письма относятся не к сороковым и не к пятидесятым годам, они написаны в период с шестьдесят шестого по семьдесят пятый. Многие видят эти годы в нежном розовом свете. Настоятельно рекомендую всем тоскующим по благословенным советским временам. Но вообще рекомендую всем. Шостакович смог это всё прочитать (он смог прочитать гораздо больше) - и мы должны смочь. Авторская орфография сохранена. Один радующий момент, хотя говорить об этом не очень уместно, - встречающиеся в письмах избирателей обороты, напоминающие то Зощенко, то Платонова.

Д.Д. Шостаковичу
от избирателей населённых пунктов Чернуха, Седельниково, Мишуково.
Прозьба к нашему депутату Верховного Совет СССР Димитрею Димитриевичу Шестаковичу посодействовать по части снабжения продуктов рыб соленых и свеже мороженых а также крупеных изделий почти нету и бывает очень редко. Что разве у нас рыбаков нет? У нас полно рыбаков, полно морей рек и озер, а нет рыбы и не бывало в продаже даже самой плохой рыбы, трески соленой и свежемороженой, нет леща Соленова, нет сазана, нет щуки, налима. Будьте добры дорогой депутат проявите заботу поставьте этот вопрос ребром что бы поменьше отправляли соседям, а в первую очередь снабдите свой народ и своё крестьянство. Будьте добры постарайтесь.
К сему избиратели Тоншаевского района.

Прошу Вас рассмотреть мое заявление, т.к. я многосемейная женщина, проживаю в частном доме в 18,5 кв.м., но он утлый и гнилой, того гляди развалится, а в подполе уже обвалилось. Семья моя состоит из семи человек и 18,5 кв.м. на такую семью очень маловато, спят как где, а сама сплю у порога, потому что не хватает в комнате места. И так что из семи человек пятеро детей, из них трое учащихся и этим ученикам у меня нет никаких удобств для чтения. Сама я работаю на машиностроительном заводе с 1941 года и не касалась ни за какой помощью за 25-летний стаж работы на заводе пришлось коснуться, и мне во всем отказывают, не только отказывают, даже не разговаривают и не обращают внимания. За что же я работаю и для чего же бросаю детей на произвол судьбы и ухожу на заводскую работу, детей оставляю безвнимательных, безнадзорных и беспризорных, а в цехе работать приходилось без выходных даже по две смены.
Дмитрий Дмитриевич, прошу Вас убедительно рассмотрите мое заявление, т.к. я многосемейная женщина и нет никаких условий для своих учащихся детей, и даже для спанья, валяются на полу как скотина.
Дмитрий Дмитриевич, прошу Вас очень убедительно удовлетворить и оказать помощь в перестройке дома или же чтоб дали казенную, чтоб для детей сделать условия учебы.
В чем прошу удовлетворить мою просьбу.
Р.М. Попова.

Здравствуйте! Дорогой Дмитрий Дмитриевич, прими наше поздравление и вместе с этим и нашу просьбу. Мы очень хорошо сознаем о здоровом расцвете культурной и прекрасной жизни нашего государства. Но вот к нашему несчастью мы этого ничего не видим и не слышим. Расскажу про себя, не вижу потому, что я совсем слепой, не слышу потому, что в нашей деревне не электрифицировано, нет радио. Мне 70 лет, тридцать лет я не вижу свету. От государства хоть небольшую получаю пенсию. А как хочется слушать радио. Радио! Много в этом слове. Это газета вся жизнь налицо во всех уголках нашей Родины. Я был трудоспособный зрячий, а теперь слепой и не могу держать в руках газету.
Кругом нашей деревни все деревни электрифицированы, а до нашей подвели линию электропередач и бросили. 6-й год стоят на поле столбы, скоро упадут, а деревня так и осталась без света. Обидно, нет о нас заботы потому что в нашей деревне большинство живут инвалиды и, видимо, за людей нас не считают.
Очень обидно, что за 80 метров от деревни проходит Горьковская электрифицированная ж.д., бегают электрички, а деревню в 15 дворов подключить стоит преграда.
Уважаемый Дмитрий Дмитриевич! Нам хочется лампочку Ильича - Радио! Ведь скоро 50 лет Советской власти, а мы этого не имеем.
Убедительно просим помочь нам.
Смирнов Николай Антонович (70 лет), Борисова Анисья Эстафьевна (90 лет).
(Под диктовку школьница М.Н.)

...Я пожилая женщина 69 лет по национальности татарка. Со слезами на глазах обращаюсь к Вам, наш депутат по горьковскому национальному округу, с просьбой помочь мне в моей беде: получить мне ключи от комнаты, в которой я жила и которую у меня отобрали в жилуправлении города Балахны потому, что мой сын живет и работает в поселке Правдинск, получил там однокомнатную квартиру, он женат, скоро у них будет ребенок, я там не нужна. В Балахне я уже живу больше 20 лет, в той комнате, от которой вяли ключи, жила 9 лет, я получаю пенсию 24 руб. Куда же мне теперь деваться? Мой муж погиб в Великую Отечественную войну. Ходила я, ходила в разные организации, и никто мне не хочет по-человечески разобраться. Я прошу Вас как депутата Совета Национальности помочь мне. Ведь та комнатка, от которой у меня ключи взяли, все равно сейчас пустует, так помогите мне вернуть ключи от этой комнаты и дожить там до конца своей жизни, ведь и жить мне осталось немного...

Дмитрий Дмитриевич!
Обращаюсь к Вам как к своему депутату.
Я инвалид - у меня нет обоих ног и одной руки, работаю в Горьковской студии телевидения вот уже 8 лет. Я не нытик и не пессимист, живу интересной полнокровной жизнью. Единственное, что отравляет её - это ужасные квартирные условия. Я, жена и дочь живем в 11 метрах. С 1955 года я хлопочу о квартире. Уже несколько раз стоял на 1-й очереди, но время от времени почему-то очередь моя отодвигается. Последний раз с 1-й очереди перевели меня на 18-ю.
Никто не может мне объяснить, почему это происходит и когда кончится это издевательство.
Прошу Вас, уважаемый Дмитрий Дмитриевич, вмешаться в это дело и помочь мне.
С уважением, Зубренков Владимир Семенович.

Уважаемый товарищ Шостакович, мне 34 г. С 14 и до 19 лет я работал. Жил в сельской местности Дзержинского  р-на. В 19 лет у меня отнялись ноги Я стал инвалидом I группы. Пролежав в постели несколько лет, я настоял, чтобы мне отрезали ноги. С 56 по 61 г. я 9 раз ложился под нож хирурга. В итоге остался без обоих ног до основанья и с крайне ограниченными движениями в руках. Но вопреки всему, я стал двигаться. На малогабаритной комнатной коляске, а это уже лучше, чем лежать живым трупом. В 63 г. я нашел себе работу в г. Дзержинске. Работаю надомником. После всех мук я не мог оставаться жить в деревне, потому что по песку и грязи мне передвигаться на этой коляске невозможно. А мотоколяской я пользоваться не в состоянии физически. Поэтому я переехал в город и поселился на частной квартире. Женился. В моем положении найти квартиру очень тяжело. Поэтому я нашел ее с горем пополам на далекой окраине города в частном доме. Нет никаких самых элементарных удобств. А главное, нет асфальта. Асфальт для меня это ноги.
Комната засыпная, холодная, 7 кв.м., негде развернуться. Поимейте ввиду, я работаю дома. И в бане моюсь тоже в комнате, в детском тазе. В городской бане мне мыться невозможно. За три года я дважды болел заразными заболеваниями (грибок), чем награждал и жену. В этом ничего удивительного нет. Потому что я по всей банной грязи ползаю голой задницей (извините за прямоту). Причём весь 4-километровый путь от бани до хаты мне приходится совершать пешком. И представьте себе, каков я являюсь после бани. В пять раз грязнее, чем был до ее.
В зимнее время и оправляться приходится в комнате, потому что уборная стоит на улице в стороне, задутая снегом. В моей шкуре приходится терпеть все невзгоды. Жилья на нашем предприятии не предвидится до будущей пятилетки. В связи с этим горисполком поставил меня на очередь на комнату. Но увы! Очередь моя 60. <...>
Настоятельно прошу Вас, помогите мне избавиться - быть только комнатным животным без движений. Помогите, пожалуйста, получить жилье в городе в асфальтированной зоне. Дайте мне возможность хоть чуть-чуть почувствовать равноправным гражданином Советского Союза.
Желательно Ваше мнение. Надеюсь получить ответ от Вас, а не с дистанций.
Лукоянов.

Депутату  Верховного совета национальностей Шостаковичу Дмитрию Дмитриевичу
С трудом достал лес на ремонт дома как третий год а на крышу не дают лес. Портится гниет а крышу обещали и не дают. Обращался к местным организациям и все обещают. Я прошу как депутата помоч в крыши дома шиферу 250 листов. К сему прошу прозьбе не отказать.
Проситель Ерофеев.

Д.Д. Шостаковичу
Решение
Товарищеский суд заводоуправления Семеновского арматурного завода 10 февраля 1967 года рассмотрел поступивший из народного суда материал о нанесении оскорбления и побоев Комаровой Татьяне Алексеевне кладовщиком склада ФСО Катышевой З.А.
Товарищеский суд установил следующее:
В январе 1964 года электросварщик  отдела главного механика Катышев М.И., не имея права на получение квартиры, в виду исключения получил ордер на комнату в квартире №7 дома №3 по ул. Гагарина в 14,8 кв. м., другую комнату 10,8 кв.м. занимала работница литейного цеха Пашина В.Ф. Жильцы пользовались общей кухней.
В первые месяцы после заселения супруги Катышевы были довольны тем, что получили комнату. Катышева З.А. писала в редакцию Центральной газеты: "Я была счастлива, когда после 12 лет скитаний по частным квартирам наконец получила комнату". Однако, прожив некоторое время с соседями, Катышева решила расширить жилпрощадь за счет выселения Пашиной В.Ф. Начались постоянные придирки к Пашиной "мало за свет платишь! редко пол моешь!" Катышева не только оскорбляла Пашину, но даже била. Однажды она ударила Пашину ногой в живот за две недели до родов. Катышева добилась своего: Пашиной предоставили отдельную квартиру, но в связи с тем, что Катышевы не имели права на получение квартиры, освободившуюся комнату предоставили работнице литейного цеха Комаровой Т.А. Узнав об этом, Катышева заявила: "В квартиру войдут только через мой труп" - и разобрала кипричную стенку, разделявшую комнаты, пытаясь наглухо закрыть дверь из кухни в комнату Комаровой. 1 июля 1966 года Комарова вселялась в предоставленную ей комнату в сопровождении администрации литейного цеха и коменданта. Как только Комарова занялась текущим ремонтом комнаты, Катышева заявила: "Напрасно стараешься! Все равно долго жить не дам!" С первых же дней Катышева стала оскорблять Комарову, придиралась к каждой мелочи, била ее, сделала все, чтобы совместная жизнь в квартире стала невыносимой, а Комарова освободила комнату.
22 декабря 66 года Катышева напала на Комарову и поцарапала ей лицо лишь за то, что Комарова осмелилась помешать кочергой в топившейся печи.
23 января 1967 года Катышева снова побила Комарову, таскала ее за волосы и выдрала часть волос.
Депутат Областного совета Сиротина М.Е. подтвердила на суде: "Даже в моем присутствии Катышева все время подностила кулак к лицу Комаровой", - а представитель литейного цеха старший мастер и председатель товарищеского суда - Курамонов сказал: "И при нас Катышева старалась дотянуть свои руки до лица Комаровой". В суд представлены справки из здравпункта о нанесении Комаровой побоев.
В течение всего заседания суда Катышева вела себя вызывающе, мешала грубыми репликами выступлению свидетелей и представителей. <...>

Уважаемый Дмитрий Дмитриевич!
Прлучила я Ваше письмо, за которое сердечно благодарю.
Я была на приеме у председателя Райисполкома тов. Бекетова и рассказала ему о том, что мой брат ушел добровольцем на фронт, и оттуда вернулся больным, что его болезнь периодически схватывает, и он неоднократно лежал в психбольнице и состоит на учете в психодиспансере, но т. Бекетов говорит, что таких как Ваш брат больных много, и никакой квартиры не будет. Я говорила т. Бекетову о том, что была у Вас на приеме и что Вы разговаривали с врачом, тогда он мне сказал, что я жестикулирую тов. Шостаковичем. Я не имею слов Вам написать о бездушном отношении т. Бекетова. Я теперь пошлю к нему на прием своего брата, но боюсь за последствия, т.к. он в порыве психики может сделать с ним все, что угодно, и тогда пусть он сделает вывод, можно жить с ним или нет.
Уважаемый Дмитрий Дмитриевич. Пусть дадут хоть одному брату однокомнатную квартиру. Желаю Вам здоровья и многих лет жизни.
Пока до свидания, Мельцина Р.А.

Город Москва
Выдающемуся Известному Советскому Композитору
Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу
Ростов обл. Вешенский р-н Базковская
Бестужев Николай Степанович
Наш много уважаемый выдающийся Советский композитор Дмитрий Дмитриевич разрешите мне как не известному вам обратиться как простому мужику труда.
Мне было 12-13 лет я впервые вступил в труд. Строил Город Комсомольск 1932 г.. в качестве рядового рабочего и принят в Комсомол вскоре был перевод времени известен хорошо и вам 1938 год 18 апреля был взят после окончание работы в числе многих людей и увезен в г. Хабаровск где проходила в то время Тройка УНКВД по ДВК. Я был осужден в числе многих людей к 3 годам и сослан в Крайнин север Колымы Магадан. обл. где и работал в Шахтах, Шурфах Забоях, Рудниках освободившись 18 апреля 1941 года я остался работать по освоению Крайнего Севера в качестве Бурильщика, Забойщика, Шахтера, Шурфовщика основная физическая работа.
Проработав до 8 сентября 1945 года в качестве шурфовщика был взят по не известному мне делу по которому вменяли мне злодейские меры преступления грабежа и убийства был взят с работы осужден вменяли в вину не известного дела преступления старались вменить били по голове. Чем могли оружием о чем остался след был и находился в несознании после чего осужден по ст. 167 ч.2 к 10 годам.
Лишение свободы продолжал работать так же как и работал на самих тяжелых работах т.е Шурфовщиком, Забойщиком, Бурильщиком, в течение более 13 лет все время на Крайнем Севере в самых вредных тяжелых условиях труда работал на лесоразработках и дровоколом там куда меня ставило руководство я исполнял и был участником и с водолазами в порту Начаево везде безукоризненно исполнял свой труд с честью и вот Дорогой наш славный видный выдающийся Советский композитор Дмитрий Дмитриевич разве не обидно когда невинно обвиняли и били когда был в это время произвол когда я знал один труд и только труд и оставил свое здоровие пробыл 16 лет и 2 м-ца в Севере в суровых тяжелых условиях. Я просил бы вас помочь мне как не чем не повинному Человеку труда рассмотреть с вашей стороны и помочь мне пусть же меня накажет самая суровая мера если я кому за свою жизнь сделал не хорошо зла или ково обижал или имел связи когда контингент людей был в то время всякий. Я знал свой труд и только труд.
Прошло почти 30 лет с дня моего нахождения в Севере потеряв здоровие стал Инвалид. Я прошу вас лично мне помоч в моем деле которое не счетал и не счетаю виновен с лице юстиции и Ребилитировать и установить все положеные льготы в севере не использованные живу бедно семейной жизни не годен материально живу бедно на работе по вредному характеру Т.Е Бурильщиком - Ширфовщиком - Забойщиком я должен перейти на пенсию бывший кадровый рабочий г. Комсомольск на Амуре с 1939 г Магадан. обл. кадров. раб. 26 июня по 18 апреля 1938 г. комбинат № 18 и Колыма Дальстрой Магадан. обл. Кадров. раб. с 1938 г. 20 апреля по 29 мая 1954 г. Асбестуголь.

Глубокоуважаемый Дмитрий Дмитриевич!
Обращаемся к Вам за помощью.
Уже около пяти лет мы живем в этом доме и на нас ведется травля - иначе не назовешь: это недопустимое в Советском Союзе отношение к нам. Поводом послужило то, что под окнами нашей квартиры (первый этаж) почти вплотную поставлены скамейки, на которых до глубокой ночи сидят жильцы дома разного возраста и своими криками и шумом не дают возможности нам отдохнуть.
Я, Ева Борисовна, человек больной, являюсь персональным пенсионером республиканского значения, мне 72 года, несмотря на это я занимаюсь общественной работой в Доме Политкаторжан. Это моя первая вина - просьба передвинуть скамейки, вторая вина это то, что я еврейка. Муж мой Яковлев Василий Семенович был политкаторжанин, русский, дочери мои тоже русские. И то, что я еврейка, в нашем доме, в Советском Союзе, ставят мне в вину, ругают, когда прихожу, жидовский собакой, "жидовкой" и другими нецензурными словами.
Я, Звезда Васильевна Яковлева, дочь, работаю в двух местах: в Роддоме № 1 и в д/Поликлинике. Из дому мы обе выходим в 7 часов утра, а возвращаемся не раньше 9 часов вечера. Нас не видят никто из живущих в доме, несколько раз у нас разбивали стекла, бросали в них палками. Этих вещественных доказательств у нас целая коллекция.
В этой гнусной истории принимают участие люди, которые нас совсем не знают и почему-то обвиняют нас во всех смертных грехах. Причем организатором и подстрекателем всех этих гадостей является Гаврилов Павел Степанович, член КПСС с 1938 года, подполковник в отставке, прослуживший в Советской армии 26 лет. Казалось бы, такой человек ни в коем случае не может допустить, чтобы людей оскорбляли словами "жидовка", "жидовская собака", "сучка" и другими ещё более гнусными словами, чтобы в его присутствии подростки Дурнев и Нечаев бросали палки в окно, били стекла, а П.С. Гаврилов спокойно удалился, предоставив подростками продолжать недозволенное им "развлечение".
Что же касается милиции в этой гнусной истории, то представители милиции не сочли нужным ни составить актов о разбитии стекол в окнах, ни в каком состоянии были окна.
Получается что две ни в чем не виноватые женщины оказались в замкнутом круге, из которого мы не можем найти выхода, потому мы решили обратиться за помощью к Вам, нашему депутату в Верховный Совет СССР. <...>
Очень просим, товарищ Шестакович, миновать партийные органы, ибо они и являются родоначальниками нашего дела.
С глубоким уважением.
Е. Яковлева.
З. Яковлева.

Д.Д. Шостаковичу
от избирательницы Дмитриевой Веры Филипповны, порядковый № в списке избирателей 214.
Я, крестьянка-колхозница, работаю в колхозе "Борец" Ядринского р-на Чувашской АССР с 1958 года, имею четверых малолетних детей. Старший сын Геннеро учится в школе во втором классе. Ему 9 лет. Остальные сыновья - Родольфо, Адольфо и Эрно, последнему еще четвертый год - ещё в школу не ходят.
В 1964 году в мае месяце моего мужа Дмитриева Михаила Дмитриевича посадили за решетку по предусмотренному ст. УК РСФСР 103 сроком на семь лет, который ныне находится в ИТК-4 г. Чебоксары. Причина виновности заключается в том, что его сестра Григорьева Хрестиния Дмитриевна после смерти мужа начала сожительствовать открыто с односельчанами, а когда муж Дмитриев М.Д. ругал и стыдил сестру при сидящих женщинах на улице за ею допущенные различные развраты, также имелись схватки там же между ними. Однако моим мужем не было совершено убийство сестры. Утром на следующий день, когда был обнаружен труп во дворе сестры Дмириева - Григорьевой, арестовали его же, по мотивам, так как "он поднял скандал среди сидящих людей на улице, он и мог убить ее". Так и эдак упомянутый и преждевременный мотив следователя остался и на суде от 21 августа в силе. И по сей день, уже около половины срока, муж отбывает срок наказания. Хочу подчеркнуть и это, муж был юридически неграмотный, в течение 5 дней после ареста работники милиции во главе оперативной части лейтенантом Смеловым всячески издевались над мужем, избивали, разорвали одежду на нем, 4 дня не давали кушать ничего, превратили мужа, бывшего коммуниста, краснофлотца, в преступника.
За эти три прошедшие с половиной года при наличии столько малолетних, как вам известно, семья осужденных ведь не пользуется никакими льготными условиями, а наоборот, презирают их все учреждения и коллектив, какие мучения и горе перенесла я и мои дети. Хотя примитивно вспоминать о нищете в стране стоящегося Коммунистического общества, на долю моих детей выпало и этот пережиток, малолетки ходили подбирали куски хлеба. Хотя этот юбилейный год приносит радость для всего Советского народа, но, однако, мою семью не избавили от нищеты, голода и холода. Как мне быть в дальнейшем, я не могу себе представить. Мои дети из года в год приближаются к гибели. Ничем не могу предотвратить эту жизнь, хотя работаю в колхозе аккуратно...

...Я, Зотов А.Д., 8 марта 1943 года был ранен под Ст. Русой и остался без ноги. Инвалид III группы. Живу в сельской местности, работаю в с/х "Зиняковский". Транспорта у нас нет никакого, и я без ноги на костыле хожу на работу 3-4 км ежедневно в один конец. От перегрузки у меня стала болеть и другая нога. И я, чтобы не остаться совсем безногим инвалидом, вынужден был просить в Горьковском обл. Собесе тележку Серпуховского завода. Медкомиссия мне в тележке прошлый год отказала. Врачи заявили, что у меня "длинная култышка" и мне тележка не положена. Как будто длина култышки играет какую-то роль. Наоборот, она длиннее, ее таскать тяжелее, а ходить на ней все равно нельзя. С такими же кутлышками инвалиды в г. Горьком ездят на тележках. В Горьком, где есть транспорт: и трамваи, и автобусы, и троллейбусы. Я же в сельской местности костыляю на работу и с работы пешком. <...>
Одну ногу я потерял на фронте - это не обидно, а вот вторую потерять дома, в мирное время, и из-за чего? Очень обидно.
Ещё раз заявляю Вам, что когда у меня не болела вторая нога и я сравнительно легко ходил на работу и домой - я не просил тележки. Теперь прошу, чтобы сохранить вторую ногу, а с ней трудоспособность и остаться в строю полезных людей.
Работу в совхозе мне тоже неохота бросать - пенсия мала для моей семьи, а заниматься другими делами мне совесть не позволяет.
Прошу Вас мне помочь.
Зотов.

...Я инвалид 3 гр., лишенный обеих ног. У меня есть мотоколяска. Местный Горсовет не дает места под гараж для таковой. На улице мотоколяска ржавеет и портится от непогоды и посторонних лиц. Я работающий инвалид, мне мотоколяска нужна постоянно, а потому она должна находиться недалеко от дома, где проживает инвалид. Я хлопотал много, но все безрезультатно. Просьба помочь мне в данной ситуации.
С уважением, Алексей Сироткин.

Дмитрею Дмитричу Шестаковичу
от енвалида труда второй группы
Чубанова Николая Никандровича
Я Чубанов Николай Никандрович
Обращусь к вам за помощью у меня болят ноги вот уже шестой год без постороннее помощи я не могу пройти сто метров. Когда я был трудоспособный работал и был куплен мопед и свободно на нем ездил при таким состоянии здоровья а в 1967 году он вышел из строя и я пытался несколько раз его востановит но он уже весь не годится. И прошу я вас просто убедительно оказать мне помощь для приобретенья нового. За свой счет я купить не могу. Мать тоже енвалид второй группы так что материально живу плохо со стороны помочь некому отец погиб на фронте.
Прошу вас оказать помощь для покупки мопеда чтобы я мог надеется на него.

...Уважаемый Дмитрий Дмитриевич! Убедительно просим вас помочь нам в приобретении пилорамы. Это для нас большая ценность. Казалось бы совсем простая машина, а ее нигде невозможно найти. Обращались мы несколько раз в районное управление сельского хозяйства, райком партии, в районное объединение с/хоз техника, в областное управление сельского хозяйства и везде одни отказы.
Дмитрий Дмитриевич. Еще раз убедительно просим Вас помочь нам приобрести пилораму.
Председатель кол-за В.А. Шиганов
Секретарь парт. орг. Л. Ямзин.

Жалоба
Просим Вас, т. Шостакович, помочь нам, чтобы нам устроили электросвет. Вот больше пяти лет мы, колхозники колхоза по Заветам Ленина дер. Деяново, мучаемся без электрического света, платим ежемесячно аккуратно, а зажжем свет - одни красные волоски. Детям уроки учить нельзя, хоть сиди с лучиной, как первобытные люди. Обращались в Госэнергию, они отвечали, что у них нет монтеров, а теперь монтеры есть, нет проводов. И так продолжается пять лет. <...>
К сему (18 подписей)

Д.Д. Шостаковичу
Уважаемый Дмитрий Дмитриевич, как же нам жить дальше в таких условиях?
Как жить совсем без туалета? Туалет в данное время во всех семьях заменяют ведра, которые мы ходим выливать больше, чем за квартал. Как жить, не имея кухни, а имея только темный и душный коридор, где находятся 3 газовые колонки, 2 газовые плиты, где мы все готовим пищу, держим ведра, замещающие нам туалет, где стираем и сушим белье, где стоят столы и др.
Уважаемый Дмитрий Дмитриевич! У нас нет больше никаких сил, нам не хочется жить.
Мы так надеялись на Вашу помощь, не будьте бездушным, как наши горьковские начальники. Кто же как не Вы, наш депутат, может помочь нам.
По просьбе жильцов комнат 21, 22, 23, 23-а
В. Уртминцева.

Уважаемый Дмитрий Дмитриевич!
<...> Мне 30 лет. Член КПСС. Дело в том, что я очень давно хотел служить и работать в органах Госбезопасности. Служа в Советской Армии, я обращался с просьбой к командованию об этом. Но мне сказали, что для работы в органах Госбезопасности нужно иметь высшее образование. И вот после армии я стал работать и учиться. Закончил институт, проработал инженером 2 года и обратился в Управление Госбезопасности. Мне отвечали письменно и вызывали в отдел кадров, где сказали, что меня не могут взять на работу, потому что мне 30 лет, а не 29. Они принимают только до 29 лет. А если 30, они могут принять только с разрешения Председателся Госкомитета Безопасности тов. Андропова. Я писал на его имя, но письмо, видимо, до него не доходило, потому что из его канцелярии письмо пересылали в областное управление, где мне сказали то же самое.
Я физически здоров, имею несколько высших разрядов по спорту. И поэтому мой  возраст для меня не помеха, и я знаю, что физически я подготовлен для работы в органах Госбезопасности.
Моя просьба заключается в том, чтобы Вы помогли мне в осуществлении моей мечты, чтобы Председатель Госбезопасности тов. Андропов разрешил мне по возрасту работать в органах Госбезопасности. Буду Вам благодарен до конца своей жизни.
С уважением к Вам. Новиков.

Profile

natabelush: (Default)
Запасной аэродром

February 2014

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 05:15 pm
Powered by Dreamwidth Studios