natabelush: (Default)
(Пост от 12 июля 2008 года.)
Сегодня мы с подругой пошли в "Сад Эрмитаж", смотреть как старенькие люди (молодые, тем не менее, душою) танцуют под оркестр Министерства обороны кадриль, пасадобль, вальс, танго, пр, др ("пр" и "др" мне особенно понравились).
Много ли надо раненому сердцу! Посмотрела вот на танцующих стариков, и снова содрогнулась от общей грусти жизни. Интересные там персонажи; один старичок умудрился построить на голове шикарный кок из совершенно седых и к тому же практически отсутствующих волос... Одна старушка не имела партнера и кружилась одна в полнейшем упоении, отдающем шизофренией. Обрыдаться можно (было бы желание).
Иные, конечно, усмотрят жажду бури и т.д. в этом танце... Но не я и не сейчас. Старички танцуют, как я пою песни Шуберта, то есть местами не без наивного вдохновения - однако это не танец, а непрерывная работа над собой и борьба с организмом. Проще говоря, танец через жопу.
Подруга взяла таксомотор и умотала, а я элегантно доковыляла до Пушкинской площади с целью внеплановой проверки - всё так же сосутся сосунки возле фонтана или же сосутся уже не так?.. Впечатления мутные. Поскольку живу я, как рыба в стеклянном шаре, действительность, стало быть, я вижу искаженной - потому и видятся мне свиные рыла вместо лиц. Когда кинотеатр "Пушкинский" исторг из себя толпу, посмотревшую какую-то очередную киношнягу, меня и вовсе расплющило. Кто, думаю, это люди, отчего они так страшны? Зачем живут они?.. Банальные, конечно, мысли, и, как бы сказать, неправомерные (думала я), однако не есть ли взгляд человека, совершенно отрешенного от действительности (мой то есть), как раз самый что ни на есть объективный взгляд? Не видишь ли ты социум лучше, не оцениваешь ли его вернее, будучи из него выключен?..
Логично было бы спросить себя самое: "а ты-то кто?" - я и спросила. Посмотрела, как я отражаюсь в витринах. Сложилось впечатление, что ничего прекраснее мне видеть еще не доводилось. Шутка.
natabelush: (Default)
(Пост от 10 июня 2008 года.)
Вернулась я из города Плеса. Было там тихо-тихо. Так тихо, что было слышно, о чем караси в Волге разговаривают с линями. Вобла все больше молчала, как рыба, предчувствуя свой печальный конец под пивко.
У меня образовались два поклонника. (Как говорили в одном произведении - "я же не виновата, что внушаю мужчинам любовь!") Первый поклонник был грустный человек в летах; мы жили с ним в одном отеле. "Вы давно тут, Наташа?" - "Давно-о-о-о, - говорю, - третий день!" - "А я, - говорит, - с февраля!". И сделался он еще грустнее. Господин оказался переводчиком с немецкого и служил, соответственно, при немцах, устанавливающих какое-то оборудование в Ивановской области; немцы сменяли друг друга на разных этапах работы, приезжали и уезжали, а он оставался там безвылазно, с зимы. Мы с ним пили чай с сушками каждый вечер, говорили о Томасе Манне, Гете, немецкой культуре; он читал Рильке в подлиннике, - в общем, ах.
Второй поклонник был из местных - и еще более в летах. Он служил на спасательной станции, на которую я вперлась, влекомая надписью "МЧС. Постороним вход воспрещен"; вперлась и потребовала, чтоб меня покатали на моторке и если что - незамедлительно спасли. Василий Иваныч меня и покатал за сто пятьдесят рублей. И то ли в момент катания, то ли в момент получения ста пятидесяти рублей он проникся чувством, которое затаил в своем суровом сердце. Когда через пару дней я попала под сильнейший ливень и бежала к гостинице сама не своя, Василий Иваныч остановился на своей машине - я в нее запрыгнула с криком "Ах, ради бога, скорее, скорее в гостиницу, я вся насквозь!.." - а Василий Иваныч с ответным криком "Увезу тебя я в тундру!" стал неожиданно разворачиваться. Передом мы с треском врезались в железный шлагбаум санатория СТД, затем задом - в ограду, отделяющую Волгу от сухопутного мира; в момент катастрофы Василий Иваныч объяснился мне в любви; а в момент объяснения Василия Иваныча до меня дошло, что он в дупелину пьян! Я заверещала чайкой, которой защемили крыло, выскочила из машины и понеслась между струй в направлении спасительного отеля, светоча цивилизации. Товарищи из МЧС бежали навстречу, спасать Василия Иваныча, который продолжал объясняться в любви; они неслись, по пути вопрошая со свойственной им прямотой, что я с ним, Василием то есть Иванычем, сделала, отчего он вдруг повредился в рассудке? Я что-то каркнула и убежала. Да, надо еще заметить, что Василий этот Иваныч был майор милиции на пенсии, что, конечно, добавляет мне некой гордости.
Но мое сердце - несмотря на Рильке, МЧС и т.д. - на берегах Волги было отдано другому мужчине. Он был дивно молод, его звали Вадик Виноградов. Вадик - замечательный рыбак, отдающий весь улов кошке Мурке и коту Кешке. "Вадик, - спрашиваю, - так ты первый класс закончил?" - "Давно" - говорит. "Как давно?" - "Да уж неделю назад! На одни пятерки". И в слове "пятерки" буква "Я" забавно по-волжски выпячена. Как и в слове "червЯк" - каковых червяков у Вадика было много-много в железной банке. Один червяк был особенно длинный и жирный; Вадик высказался о нем с большим уважением: "Я вообще его хотел на мясокомбинат отдать!" - и насадил на крючок.

РОДНЯ

Jul. 30th, 2011 03:23 pm
natabelush: (Default)
(Пост от 19 апреля 2008 года.)
Посмотрите это! Посильнее "Фауста" Гете, как мне самонадеянно кажется.
Я соорудила это произведение, дабы увековечить своих предков и многочисленных родственников; мое изображение, и не одно, там также имеет место быть. Некоторые почему-то усиленно интересовались моим интерфейсом - вероятно чтобы поизмываться над моим неумением что-либо выложить. Ну вот, смотрите, френды, ЧТО я смогла! Эгегей! Обидно будет, если ни черта видно не будет...
Однако понадеюсь. Чувствительным натурам советую заготовить носовые платочки и начать сморкаться при первом же кадре.

Profile

natabelush: (Default)
Запасной аэродром

February 2014

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 05:27 pm
Powered by Dreamwidth Studios