natabelush: (Default)
Давешние московские морозы ударили аккурат по моей квартире: она промёрзла насквозь. То, что я выжила - это феномен. Потому что не выдержало даже пианино. Я сидела, как сейчас помню, в ледяной гостиной и думала о двух вещах: что было бы, если бы Ленинград сдали немцам, и не надеть ли мне шерстяные перчатки. И тут пианино (прекрасный "рёниш", ему уже за сотню лет) издало страшный - очень страшный! - и очень громкий звук; я инстинктивно пригнулась и закрыла голову руками, чтобы в неё не попали вообразившиеся осколки незнамо чего. Видимо, из-за резкого температурного перепада в "рёнише" лопнула струна. Может, даже не одна. Потом я попыталась проанализировать этот звук. Он был слишком мощный. Наверное, треснула дека. А это уже катастрофа. Чтобы не испытать ещё один стресс, я решила не прикасаться к пианино и не смотреть, что там у него внутри случилось, до марта.
Читающие мои несчастные записки давно поняли, что все прелести апокалипсиса я легко могу испытать не выходя из дома (вот только что вам был представлен небольшой апокалипсис), и что не выходя из дома я могу попасть в самое дурацкое положение (сейчас будет очередное дурацкое положение).
ДЕЛО БЫЛО... )
natabelush: (Default)
От вменяемости до безумия - один шаг. Шажок. Реальность должна просто немножко сдвинуться, и ты сдвинешься вслед за ней. А шаг обратно может не получиться.
Стабильность даёт нам уверенность в нашей адекватности. Стабильность - это когда всё по схеме. Например: человек в определённый час заходит в магазин, звонит мне оттуда и спрашивает, есть ли какие-то особые пожелания или он должен купить обычный набор продуктов. Я отвечаю - "всё как обычно" или там "ещё купи кофе, кофе кончился". После этого я готовлю или разогреваю еду, потому что человек минут через десять придёт из магазина и сядет есть.
И буквально вчера на этом, казалось бы, ровном месте я поскользнулась. Человек звонит и говорит: "Я в магазине. Как обычно?" Я отвечаю: "Ещё купи средство для мытья посуды, туалетную бумагу, яйца и сыр". Он пытается запомнить: "Яйца, туалетная бумага, сыр и..." - "Средство для мытья посуды. Запомни как стишок: кухня, сортир, яйца и сыр!" - "Нет, - говорит, - не запутывай меня. Сыр, яйца..." - "Запомни как историю: съел яйца и сыр, помыл посуду, покакал..." - "Не надо этого! Сыр, яйца, туалетная бумага..." В общем, выучил, молодец.
Стою у плиты, чего-то там помешиваю.
Стою, стою, стою, помешиваю.
Убавляю огонь. Прибавляю огонь. Опять помешиваю. Покурила. Причесалась. Почесалась. Помешала. Помешалась.
Время идёт. Замедляется, ускоряется. А человека нет. От магазина до дома - как до смерти. Четыре шага.
Звоню человеку на мобильный. И думаю - сейчас спрошу со свойственным мне ехидством: "Ты что там, помер?" Или нет, спрошу: "До сих пор яйца ищешь?" И вдруг - женский автоответчиков голос сообщает мне с лёгкой усмешкой: "Номер не существует", и с каким-то сомнением добавляет: "Или набран неправильно..."
Ну, всё понятно: глюк, ошибка. Номер был набран правильно, он забит в мой телефон. И мне недавно звонили с этого номера, говорили "я в магазине..." Я мыслю, следовательно, он существует.
Набираю снова. И снова номер не существует или набран неправильно. И снова, и снова, и снова не существует или набран неправильно.
А человека нет и нет.
Я НАЧАЛА ДОГАДЫВАТЬСЯ, ЧТО СОШЛА С УМА. )
natabelush: (Default)
Это началось, наверное, когда коты опрокинули мой любимый маленький обогреватель и зачем-то оторвали колёсико. Не отвинтили, а именно вырвали. Считать ли обогреватель сломанным? Он всё ещё может греть, но не может стоять. Значит, ещё жив. Потом треснула и отвалилась дырчатая часть душа. Это ничего: подумаешь, нет дырочек. Дырочки - буржуйство. Можно поливать себя просто из шланга. Смирение, смирение и ещё раз смирение.
Старый телевизор в спальной комнате сам решает, какие каналы показывать. Обычно он бунтует против Первого, НТВ и "Культуры". Это тоже ничего: я пристрастилась с телеканалу "Доверие", где крутят старое советское кино, и к ТВ3 с его ужастиками. ДВД-проигрывателю тоже не всё нравится, ряд дисков он не читает, причём в основном он не читает пиратские (их покупаю не я, если что); можно только приветствовать его борьбу.
На меня оказывалось давление, мою технику порочили и настаивали на полной замене, угрожали внезапно купить и притащить новый телевизор и т.д., но я отстояла свои раритеты и приоритеты. Любые уговоры разбиваются о заслонку в моей голову, спаянную из бытового магизма и убеждений вроде того что нельзя отправлять на помойку технику, если она не выработала свой ресурс до последней капли.
Потом был серьёзный удар. Холодильник. У него сломалась морозильная часть. Я, конечно, первым делом подумала, что это хорошо - холодильник голосует за свежие продукты, - и начала по обыкновению смиряться, смиряться и смиряться. Но старый конь уже с трудом бил копытом, он хрипел, затем булькал, его рвало какой-то жидкостью. Я каждое утро первым делом прикладывала к нему руку - не теплеет ли (это человек, теплея, оживает, а холодильник, теплея, помирает). Хрипел и булькал он всё громче, как бы прося его пристрелить. "Прощается..." Промучившись несколько дней под холодильниковы хрипы, я пришла к мысли о предательстве. Я решила купить новый холодильник, не дожидаясь естественной смерти верного друга.
Следовало первым делом узнать, почём нынче холодильники. Я влезла в интернет. Новенькие холодильники, чужие, холодные, неприятные машины, обступили меня, суля вечный, соответственно, холод. Как они были непохожи на мой холодильник! Мой холодильник, кроме того, что очень старый, - уникальный. Кто видел, тот знает.
Когда я искала что-то, хотя бы отдалённо напоминающее привычное, мне был нанесён последний удар: ноутбук издал несколько ужасных звуков и умер и у меня под рукой. Ясно, почему это случилось. Обиженный холодильник послал ноутбуку сигнал, и ноутбук умер из солидарности.
Вот это был конец.
КОНЕЦ КОНЦА. )
natabelush: (Default)
В последнее время у меня тут многовато ютуба. Но когда сам делаешь видеоподелки, трудно удержаться и не выложить свеженькое. Я никак не могу удержаться.
Это было снято двадцать девятого ноября на Киевском вокзале. На последнем дыхании. В начале прозвучит эпиграф, в конце - эпилог, посередине песня.
Атмосфера в кадре апокалиптическая.

natabelush: (Default)
Полуродственник любит "новости культуры" смотреть. 
Вчера включили - Кобзона показывают. Юбилей, то-сё.
- Везде, - говорю, - Кобзон. Что-то он меня притомил. Одного не понимаю: как с ним жила Гурченко. Где Гурченко и где Кобзон? Разные планеты. В одну фигню запрячь не можно коня и трепетную лань!
- С ним жила Гурченко?
- Ну да, они ведь были женаты.
- До Нелли?
- Ну естественно, до Нелли. До Нелли у Кобзона было две жены: одна Гурченко, а другая не знаю кто.
Полуродственник задумывается. И говорит:
- Любовь Соколова.
- В КАКОМ СМЫСЛЕ - ЛЮБОВЬ СОКОЛОВА? )
natabelush: (Default)
Сначала я эту историю рассказывать не хотела, чтобы не провоцировать френдов на сочувствие и всё такое, но уж очень она смешная. Во сюжет! - как говорил один персонаж. Дело было в пятницу. Лежу я, значит, в одном медицинском учреждении под капельницей. Это не смешно, но дальше будет смешно.
НУ, МОЖЕТ, НЕ СРАЗУ, НО СМЕШНО БУДЕТ )
natabelush: (Default)
Человеческая память - штука известно какая. Штука ненадёжная. "И с отвращением читая жизнь мою, я трепещу и проклинаю, и горько жалуюсь, и горько слёзы лью, но строк печальных не смываю" - я, например, смываю, но смываются не до конца - остаются какие-то разводы, пятна. А те строки, которые смывать не хочется, искажает обычный склероз. Хорошо сохраняются какие-то блоки-монолиты - эпизоды жизни, которым, видимо, придавала слишком большое значение, когда их проживала.
Ещё я заметила, что на представление о собственной жизни очень влияют фотографии. Фотоснимки - как верстовые столбы. При этом моменты не запечатленные становятся уже какими-то сомнительными или во всяком случае не столь важными; чем-то, что было вокруг да около основного, которое вот, в семейном альбоме.
Нефотогеничная красавица перестаёт быть красавицей не только на фото, но и в памяти живых свидетелей её красоты. И то сказать: поди докажи, когда свидетельствует документ. Возможность отредактировать изображение только добавляет проблем: однажды при мне уничтожили мощную женщину, стоящую спиной к фотографу, потому что она будто бы портила пейзаж - а ведь она была главной частью пейзажа!
Был у меня занятный случай. Мы с сестрой Лёлькой и её сыном иногда ездили на море - раньше, когда племянник был совсем мелким (сейчас ему лет десять). Однажды этот племянник бросил в воду фотоаппарат, плёночную мыльницу; также он утопил мой паспорт, но это уже другая история. Фотоаппарат мы решили немедленно высушить, открыли его, вынули плёнку - часть кадров, конечно, погибла, а часть оказалась полузасвеченной; местами наш отдых приобрёл лиловатые оттенки. Через несколько лет отказалось, что именно таким я его и помню, полузасвеченным.  

ПАРОЧКА ФОТОГРАФИЙ )
natabelush: (Default)

К крайнему моему неудовольствию и досаде некоторые граждане, по моему же наущению отправившиеся посмотреть кладбище Донского монастыря, завидевши некие могилки и слова "донское" и "кладбище", пёрлись радостно на Новое Донское кладбище, тогда как следовало бы, глаза разувши, направиться на территорию рядом находящегося Донского монастыря, где искомые могилки и обретаются - и называются Старым Донском кладбищем; с улицы его не видно, ибо монастырские стены толсты и высоки, и одна из них, к слову, и отделяет одно кладбище от другого. Но уж если балда человек, то это надолго.
ПОД КАТОМ СИМ ПОКОЯТСЯ СОБСТВЕННОРУЧНО МНОЮ СДЕЛАННЫЕ ФОТОГРАФИИ СТАРОГО ДОНСКОГО КЛАДБИЩА )
natabelush: (Default)
В четверг - не в этот четверг, и не в прошлый, и кажется даже не в позапрошлый, а в один из тех относительно недавних четвергов, когда в Москве стоял сумасшедший колотун, и меня постоянно трясло от холода даже дома, - мне надо было поехать сдать кровь. Необходим было это сделать именно в тот четверг, так так некоторые анализы корректны только в некоторые четверги. А другие корректны - только если сдаёшь кровь натощак. Мне надо было сдать кровь по всем статьям. Я не смогла поехать в клинику утром, не смогла поехать днем, но я была тверда в своём намерении сдать наконец кровь и ничего весь день не ела, только пила воду. Поскуливая с голодухи, вечером вызвала таксомотор, потому что меня уже шатало и я могла упасть на улице и замёрзнуть насмерть. Таксомотор по дороге где-то застрял. Я звонила в таксомоторную службу и кричала "Эпическая сила! Уже на сорок минут опаздывает ваш растреклятый таксомотор!" - потом звонила в клинику и щебетала "Тетеньки миленькие, не уходите, не закрывайтесь, дождитесь меня, я ж специально весь день не емши чтоб пожертвовать вам мою кровищу".
Я дождалась такси, меня дождались тетеньки, высосали из вены пару пробирок крови, спросили почему я стучу зубами - и отпустили. Едучи с тем же водителем обратно, я глазела на витрины и ныла - "Ресторан... Китайский ресторан... Итальянский ресторан... Крошка-картошка... Макдональдс... Пицца... Ёлки-палки... Мать вашу... суки рваные... чтоб вас... жрать охота... корову бы съела... волки позорные..."
И тут водитель говорит: "У меня есть пара грецких орехов".
Я от такого известия вся взметнулась и взвилась - одновременно (ремень безопасности не позволил мне пробить крышу головой), глаза зажглись (я так думаю) адским пламенем, и страшный оскал исказил и до того несколько искаженную физиономию (тоже мои предпожения, конечно). "Отдайте их мне, мне!" - прорычала я сдавленным рыком и протянула к водителю синие костлявые пальцы (вот про пальцы - точно так и было).
Водитель пошарил в карманах, дал мне грецкий орех. Расплющить его пальцами (синими, костлявыми) не получилось, попробовала поиграть в Щелкунчика - сразу зубы заболели. Водитель отобрал у меня орех и раздавил его одной рукой. Я выгребла из скорлупы съедобное, подобрала трясущейся губой мелкие крошечки и затащилась как удав по стекловате. "Какие они однако вкусные! Грецкие орехи! Чудо природы! М-м-м-м! Кайф!" Водитель подумал, достал из кармана второй орех, раздавил его одной рукой и отдал мне. "Боже, какое счастье, ещё один грецкий орех! - я всплакнула. - В жизни ничего вкуснее не ела!" Водитель на меня покосился, достал из кармана ещё один орех, сказал - "Последний!" - раздавил его одной рукой и... сожрал сам! "Ты что ж это подлюка делаешь..." - прошептала я, не веря своим глазам. Синие костлявые пальцы сомкнулись на водительском горле. "Ты что ж это подлюка делаешь... - повторяла я, не слушая его хрипов. - Ты что ж это подлюка делаешь..." (Конечно, удушение водителя - голодная фантазия, но она была как настоящая.)
natabelush: (Default)
Гляжу на эти груши и думаю: почему же я их тогда не съела. После того, как их (и меня заодно) Оля [profile] olejnik сфотографировала. Что-то мне помешало. Теперь облизываюсь.
Вот так и проходит жизнь - между двух несъеденных груш!

Накануне дня рождения вдруг призадумалась - случалось ли первого ноября что-нибудь хорошее, или хотя бы значительное?

АГА, ЩАС! )
natabelush: (Default)
Некоторые мои знакомые думают (потому что я делаю соответствующий вид), что жизнь моя состоит из звуков сладких и молитв. На самом деле моя жизнь борьба. Битва с демонами. Я её проигрываю, конечно. Но демоны снова и снова доказывают, что они сильнее; их это, должно быть, забавляет.
Например, парочка последних случаев. Я своим домашним телефоном давно не пользуюсь. Тем более что он у меня даже не работает. И подумала - что ж я за него плачу-то, как подорванная, да еще по самому высокому тарифу (деньги автоматически снимаются со сберкнижки каждый месяц). Думаю - откажусь от телефона совсем. Побежала на телефонный узел. Говорю: "Давайте расторгнем договор". А мне говорят: "Сначала вы за всё заплатите. Вы злостная". Оказалось, что никаких денег со сберкнижки к ним не поступало и телефон мне за неуплату отключили год назад. Я поймала выпавшую челюсть и стала им свою сберкнижку совать: вот же написано, такие-то деньги списываются за телефоническую связь, - а телефонисты мне свою распечатку - ни фига не пришло. Мы, говорят, к завтрему должок ваш посчитаем всем расчётным отделом, ибо он огромен, а вы подите в Сбербанк и спросите, куда они деньги ваши дели. Ну я пошла. Посидела в очереди, на людей посмотрела. И добралась до девицы в заветном окошечке. Где, спрашиваю, деньги, которые перечислялись со сберкнижки за телефон. Куды делись. Не поступали они, говорю, к телефонистам. Минут десять девица не могла понять вопроса. Дайте мне, говорю, распечатку - на какой счет переводились деньги! На это она (потрясающе просто!) даёт мне мою собственную сберкнижку и говорит: так вот же написано. А написано там только то, что денежки куда-то уходили, направление же - никак не обозначено. В общем, это какая-то катастрофа. Когда девушка врубилась, чего я хочу, она ещё минут десять тупила в компьютер. Поиграла, похоже, в "косынку", разложила пасьянс. Я говорю - ну дык чо? Девушка очнулась. Побежала к старшим товарищам. Навестила всех своих коллег (я через окошечко видела). После пробежки вернулась и говорит: мы не знаем, куда уходили деньги. Мы не можем посмотреть. Я снова ловко поймала выпавшую челюсть и спросила - и что мне делать-то? Девушка предложила написать заявление в вольной форме на чьё-нибудь имя. Обдумывая текст заявления (вольная форма располагала) я покинула этот оплот стабильности. Но в итоге решила заявление не писать, и в ближайшее время просто закрыть счёт, поскольку стало тревожно: через Сбербанк я плачу за все коммунальные услуги, и если работнички не знают, куда уходят деньги, в какие города, случись что - они опять будут моргать в монитор и мямлить.
НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ... )
natabelush: (Default)
(Пост от 27 июня 2011 года.)
Ну, а что такого? У всех свои увлечения.
В общем, погуляла опять на Старому Донскому кладбищу.
Нафотографировала вагон и маленькую тележку кладбищенской красоты.
При случае сделаю большой пост,
а пока - черепа!

ВЛЕЗАЙ, НЕ УБЬЁТ! )
natabelush: (Default)
(Пост от 14 июня 2011 года.)
Я наконец написала в сообщество "один мой день". Если кто-то ещё не в курсе: в этом сообществе люди выкладывают фотографии, сделанные по ходу одного дня жизни (вот я встал, вот я чищу зубы, вот моя деревня, я пошёл туда, я пошёл сюда). Это квинтэссенция лытдыбра, в сущности. И я решила тоже запечатлеть один свой день, потому что у меня тоже есть мыльница. И запечатлела.
Если интересно - этот пост под катом; для френдов я сделала, так сказать, полную и широкоэкранную версию, и текст тут немного другой, и его больше, потому что он тоже - для френдов.
Я сняла девятое июня две тысячи одиннадцатого года. Стало быть, на этот день у меня есть алиби.


ОДИН МОЙ ДЕНЬ )
natabelush: (Default)
(Пост от 8 мая 2011 года.)
Однажды на заграничном море я прогуливалась по набережной. Гуляю я всегда медленно, печально, таращась по сторонам, без единой мысли.
Я часто присаживаюсь на пеньки и скамейки и продолжаю бессмысленно таращиться.

Собственно в этом для меня и заключается отдых.
И вот подсела я к симпатичному иностранному старичку в прекрасном льняном костюме, хорошо постриженному, пахнущему легкой туалетной водой. Он меня поприветствовал, наклонив голову, я ответила улыбкой Джоконды (мне так казалось), и мы вместе стали смотреть на море.
В море болтались кораблики.
Рядом с нами жарили каштаны.
Один и тот же ветерок обдувал его пергаментный лоб и и мой ещё не пергаментный.

Мы переглядывались со старичком, чтобы удостовериться, что оба верно понимаем происходящее.
То есть понимаем, что счастья нет, но есть покой и воля, что лучше жить в глухой провинции у моря
и так далее.
- Русска, - сказал старичок. Не спрашивая, а утверждая. С легким скрипом повернулся ко мне, прищурился, довольный.
- Да. Русская.
Старичок просиял. Какой, думаю, милый.
Мы продолжали смотреть на кораблики и на щедро сверкающую рябь.
- Йа учил русски, - сообщил он через некоторое время, вглядываясь в даль бледными, совершенно выцветшими газами. - Сорок треттем году.
Я достала из сумки гранату и выдернула чеку со словами: "Я давно тебя искала, фашист. Сдохнем вместе".
Реальный случай. Кроме гранаты, конечно.
На самом деле я просто отползла в свой окоп.
Как говорил писатель Горький - море смеялось.
natabelush: (Default)
(Пост от 6 января 2011 года.)
natabelush: (Default)
(Пост от 24 ноября 2010 года.)
Не могу ни понять, ни разделить большинство женских радостей. Шоппинг мне не слишком интересен, фитнес-клубов, соляриев, салонов красоты и даже простых парикмахерских я сроду не посещала, девичники мне противны, разговоры на тему "мы и коварный мужской мир" - чем дальше, тем скучнее, как и проблемы вроде "на каком этапе следует класть в борщ чеснок?" - это вообще за гранью моего понимания. Нет, я умею варить борщ, но обсуждать это не готова. И "Караван историй" я не читаю, так что как женщина вообще ни на что не гожусь.
У меня есть один единственный интерес, который принято относить к дамским, но зато уж он цвёл в своё время таким пышным цветом, что многие узнавшие (или узревшие) мою тайну были близки к обмороку.
ПРИЗНАНИЯ ОПАСНОГО ЧЕЛОВЕКА )
natabelush: (Default)
(Пост от 19 ноября 2010 года.)
Всю мою сознательную жизнь меня преследует странный старик.
Старик с бородой и тяжелым взглядом.
Где я - там и он.
Ужас, ужас! )
natabelush: (Default)
(Пост от 24 августа 2010 года.)
Об опасности экспериментов над живыми людьми.
Это было давно. У меня была собака. Нас выдавили за пределы Москвы, потому что никто не хотел сдавать квартиру человеку с собакой. Поэтому мы жили в Подмосковье. Ездили в электричках.
Однажды, раннею зимой, я последней электричкой возвращалась в свою Малаховку, и меня, безбилетного пассажира, поймали два парня-контролёра. Денег у меня не было, и контролёры решили меня высадить. Мне это было всё равно, потому что мы как раз подъезжали к моей станции - очень удачно сложилось. Контролёры меня контролировали, намереваясь проследить, чтобы я действительно вышла и не вбежала обратно, в соседний вагон, например. Мы стояли в тамбуре, за мутным стеклом мелькали голые черные деревья, подвывал ветер, и настроение складывалось апокалиптическое. Парни не знали, что мне сейчас и так выходить, и потому лица у них были строгие, печальные и даже величественные, как у людей, выполняющих, может быть, неприятный, но священный долг. Лица молодых чекистов из советского кино.
- Мне, значит, придётся всю ночь пешком идти, - размышляла я вслух, решив зачем-то их разжалобить, - электричка-то последняя... Лишь бы не убили и не изнасиловали... И ночи уже холодные - не упасть бы в какую-нибудь канаву и не замёрзнуть насмерть...
Ещё некоторое время я поговорила сама с собой о ближайших перспективах. Кажется, я наврала, что мне нужно чуть ли не в Рязань.
Электричка остановилась. Я собралась выйти. До дома мне было идти минут пятнадцать.
- Прощайте, - говорю. И смотрю на контролёров так грустно-грустно. Чтобы навсегда запечатлеться в их контролёрской памяти. Вы, мол, меня погубили, вы. И делаю шаг на платформу - так, будто шагаю в пропасть...
В парнях проснулось человеческое, они в последний момент вцепились в меня мёртвой хваткой и стали затаскивать обратно в электричку:
- Ладно уж! Ладно уж, оставайтесь! А то действительно! Ночь! Холодно!..
- Нет, нет! - закричала я и стала вырываться. - Нет, я выйду! Вы же обязаны меня высадить! У меня нет билета!..
Вырвалась. Двери захлопнулись. Электричка поехала. Оторопевшие контролёры, уносимые прочь, взирали на меня из-за стекла - как на человека, который пожертвовал собой ради идеи. Ради той идеи, что безбилетный проезд должен караться по всей строгости закона. Думаю, они в первый и последний раз столкнулись с таким беспримерным самопожертвованием.
Я помахала им рукой и пошла домой.
Однако если бы они меня удержали... Это была бы совсем другая история.

natabelush: (Default)
(Пост от 16 марта 2010 года.)
Вообще я очень добрая. Поэтому расскажу сейчас что-нибудь хорошее и "позитивное" (тьфу).
Однажды, например, я оглохла на одно ухо. Почему - долго рассказывать. Несколько месяцев мир был совсем другим. Когда всё пришло в норму, я подумала, что у меня был бесценный опыт. Но теперь я почти забыла это ужасное ощущение полу-глухоты. Помню только, как странно звучал мой собственный голос, как мерзко гудел он у меня в голове...
Шло время. И однажды я ослепла на один глаз. Почему - долго рассказывать. Несколько месяцев мир был совсем другим. Когда всё пришло в норму, я подумала, что у меня был бесценный опыт. Но теперь я почти забыла это ужасное ощущение полу-слепоты. Помню только, как быстро утомлялся здоровый глаз, как болела голова и как первое время была нарушена координация...
Шло время. Однажды мне почти отказали ноги. Почему - долго рассказывать.
Зато этот бесценный опыт я помню, как будто всё было вчера.
Ходить я могла, но с трудом, на обе ноги как бы припадая, да ещё с подвывертами - в общем, ногами, будто перебитыми в двадцати пяти местах, я шла в некую полиомиелитную присядочку
с притопами, переходящую в пляску святого Вита. И как на грех, пришлось выйти из дома, так как  по доброте душевной (см. начало поста) я очень заранее обещала сестре и её сыну посетить с ними музей. И вот я, значит, вышла из дома и потащилась, медленно и странно.
Никогда не забыть мне физиономий прохожих - ужас, сострадание,
жалость сменяли друг друга, переливаясь так и этак, перетекая из одного в другое. Я пошла дворами до метро. Дети останавливались на своих маленьких трёхколёсных велосипедах и громко спрашивали мам, что с тётей, и мамы бросали на меня извиняющиеся взгляды и шептали что-то изумлённым ребятишкам. Да, это была душераздирающая картина: стояла осень, и своими покривившимися припадочными ногами я загребала палую листву. Солнце светило щедро, но прощально. Идущие навстречу отводили взгляд, а потом явно смотрели вслед и думали "нет, моя жизнь не кончена! вон какие живут, и ничего".
Когда я дотащилась до метро, я поняла, что по лестнице буду спускаться часа полтора. К счастью, нашлись люди - помогли. За спиной я слышала: "блин, симпатичная, и такое, блин, уродство". В метро мне немедленно уступили место. Сесть, как все нормальные люди садятся,  не могла - я и это делала с подвывертом, раскидывая ноги. Люди вокруг грустнели. Когда я вставала, мне помогали.
(Забегая вперёд, скажу, что человеческое сострадание доходило аж до того, что в музее, когда мы захотели поесть и зашли в буфет, нас накормили! - хотя буфет уже закрывался, и на нас сначала прикрикнули - типа "прочь отсюда!" - однако увидев меня, ковыляющую прочь, буфетчики испытали сильнейшую сердечную боль, взяли свои слова обратно и дали нам бутербродов и пирожных. А ещё в музее мне позволили воспользоваться служебным лифтом, так как с лестницами, как я уже говорила, у меня не складывалось.)
Однако вернёмся назад. С сестрой и племянником мы встречались в метро. Я выползла из вагона, увидела их издалека и замешкалась. Мне предстояло преодолеть почти всю станцию. "Если уж незнакомые люди при виде меня так страдают, то сестра, увидев, как я иду, сойдёт с ума от горя! Она же такая чувствительная", - подумала я. Стиснув зубы, я попыталась выпрямить ноги и идти ровно. Скажу без преувеличения - боль была адская. Походка продолжала оставаться странной, но формально меня можно было отнести к прямоходящим. Сестра смотрела на меня, приподняв брови в некотором недоумении, когда я к ней приближалась с видом стойкого оловянного солдатика.
Когда я до неё добралась, она спросила: "Ты что, обкакалась?"

natabelush: (Default)
(Пост от 16 августа 2009 года.)
Что знают двое - знает и свинья, как говорил один группенфюрер.

На фотографии - слева направо - свинья, мой отец, мой дядя.

101.93 КБ

Profile

natabelush: (Default)
Запасной аэродром

February 2014

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
232425262728 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 01:54 am
Powered by Dreamwidth Studios